Зарплат юристов в инхаусах

Автор: Алина Михайлова

Недавно мы писали о том, каких кандидатов ждут работодатели-консалтеры. Сегодняшний материал посвящен инхаус-юристам. Какие знания и навыки должны иметь соискатели в инхаус? Нужны ли им рекомендации, и если да, то от кого? Можно ли прийти в инхаус из консалтинга? Ответы на все эти вопросы – в материале Право.ru. Кроме того, мы опишем, каким должен быть идеальный кандидат на позицию инхаус-юриста.

Пол, возраст, семейное положение

Все эти факторы не являются помехой для инхауса, уверяют работодатели. «Меня интересует профессионал – это качество ума и характера, а не внешности или социального положения», – заявил член правления, директор юридического департамента и комплаенс контроля DIXY GROUP Артем Афанасьев. Однако у рекрутинговых агентств, через «руки» которых проходят сотни кандидатов, мнение несколько другое. «Коллектив отдела, департамента или целой компании – это механизм. Чтобы механизм идеально работал, каждая его деталь должна быть не только хороша сама по себе, но и должна совпадать с другими деталями по определенным характеристикам. Условно говоря, вряд ли человеку, который близок к выходу на пенсию, будет комфортно работать в молодом коллективе. Как и наоборот», – сообщил старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons Кирилл Бахтигараев. «Да, 25-летнего кандидата на позицию руководителя юридического отдела вряд ли будут рассматривать», – согласилась руководитель направления HR, Legal и Office Support рекрутинговой компании Hays в России Мария Хандрос.

Рекомендован – считай, устроен?

Нужны ли кандидату в инхаус рекомендации? Безусловно, нужны. «Но ценность будут иметь только рекомендации тех людей, которых я или мои коллеги знают и к которым есть доверие», – добавляет Афанасьев.

Обычно соискатели приносят рекомендации от бывших коллег и работодателей, а при их отсутствии – от научного руководителя. Если кандидат находится на руководящей роли, можно попросить у подчиненных характеристику на него. «Если речь идет о юристах высшего звена, мы предоставляем нашим клиентам «360 градусов» – рекомендации от руководителя, внутреннего заказчика и подчиненного. Если говорить о среднем звене и начинающих специалистах, то стандартно опрашиваются руководитель и коллега», – рассказала сооснователь и управляющий партнер рекрутингового агентства RichartsMeyer Ольга Демидова. Поэтому всем юристам так важно помнить о профессиональной репутации и персональном бренде.

Однако не стоит переоценивать рекомендации: они, как и любой сертификат, в лучшем случае являются свидетельством прошлых заслуг, но ни в коей мере не гарантией того, что человек хорошо себя проявит на новом месте и будет приносить пользу бизнесу. «Репутация на рынке важна, но не нужно ее преувеличивать. Зачастую можно встретить прямо противоположные мнения от «коллег по цеху», – уверен партнер рекрутинговой компании Norton Caine Дмитрий Прокофьев. С ним согласен Бахтигараев: «Мнение одного человека может быть очень субъективным, поэтому, чаще всего, в качестве рекомендателей выступают 2-3 контакта».

Тест для инхауса

При принятии на работу инхауса (как, впрочем, и любого другого специалиста) ждет собеседование и тестирование. Обычно их количество и сложность зависит от позициии, на которую претендует кандидат. В российских компаниях соискателям часто предлагают пройти психологический тест с помощью опросника HOGAN любо схожих. Это авторитетные бизнес-психологические тесты, которые применяются для оценки сильных сторон и зон развития, выявления поведенческих отклонений, определения внутренних драйверов-мотиваторов. Опросники HOGAN доступны онлайн. «Зачастую доверие к полученным результатам таких тестов настолько велико, что может повлиять на финальное решение. Был даже случай, когда одна компания отозвала уже сделанный оффер кандидату после получения результатов психологического тестирования», – рассказал Прокофьев.

Варианты опросников HOGAN

1. Личностный опросник Хогана (Hogan Personality Inventory, HРI) позволяет определить поведение человека в нормальных ситуациях и предсказывает профессиональные возможности для большинства должностей.

Содержит 206 утверждений на «правду/ложь»

Время заполнения: 15-20 мин

Оценка – по 4 уровням

2. Мотивационный опросник Хогана (The Motives, Values and Preferences Inventory, MVPI) выявляет мотивы, ценности и предпочтения человека, отражает результативность работы и коэффициент увольняемости персонала.

Содержит 200 утверждений по согласию, неуверенности или несогласию.

Время заполнения: 15-20 мин

Оценка – по 5 уровням

3. Анализ зон Развития Хогана (Hogan Development Survey, HDS) помогает определить поведение в стрессовых ситуациях. Он создан для оценки потенциальных личных факторов срыва менеджера.

Содержит 168 утверждений на «правду/ложь»

Время заполнения: 15-20 мин

Инхаус – это больше, чем юрист

Всех кандидатов в инхаус интересует, должны ли у них быть глубокие знания в той области, куда они планируют устроиться. «Желательно, но понимание отрасли не будет ключевым фактором при трудоустройстве. Правовые знания, аккуратность и внимательность к деталям, а также желание профессионально развиваться намного важнее», – заявил Афанасьев. «Как правило, при заказе поиска кандидата определяется сфера или сферы, откуда он может быть. Есть близкие, заменяемые сферы: фарма и FMCG (товары повседневного спроса). А есть более изолированные, закрытые сферы, без опыта в которых перейти на серьезную позицию практически невозможно. Например, банковская и финансовая», – считает Прокофьев. Его слова подтверждает Демидова, добавляя: «До недавнего времени в фармацевтические компании набирали кандидатов только из отрасли, затем – из FMCG и телекома, а теперь и юристов с опытом работы в производственных компаниях. На рынке недвижимости и строительства предпочитают юристов из отрасли, с глубокой экспертизой сопровождения строительных или арендных отношений. Однако при нехватке кандидатов поиск продолжается среди ретейла».

При этом Прокофьев не отрицает, что в жизни встречаются исключения из общих правил. Так, Александр Смирнов, который начинал в страховой группе «СОГАЗ», позднее работал в «Ренессанс Страхование», издательстве «Эксмо» и ГК «Русский Алкоголь», в 2013 году перешел в финансовую сферу и успешно занимает должность директора по юридическим вопросам Московской биржи.

Консалтеры-перебежчики

Руководители юрдепартаментов признаются, что положительно относятся к кандидатам, пришедшим из консалтинга. «Я сам пришел в инхаус из консалтинга, проработав более 10 лет в Skadden и Freshfields. Я считаю, что юристы с комбинацией опыта консалтинга и инхауса обладают существенными объективными преимуществами по сравнению с теми, кто развивался только в одной плоскости», – заявил Афанасьев. Прокофьев и вовсе считает, что наличие у кандидата основательного опыта работы в топовой юридической фирме и занятие им серьезной позиции в инхаусе – идеальное сочетание.

Демидова, напротив, уверена: это работает только с компаниями, руководители которых – сами выходцы из консалтинга. «В существующих реалиях консультантам достаточно сложно устроится в инхаус. Это обусловлено тем, что у работодателей широкий выбор среди инхаус претендентов, которым не надо перенастроиться на другую работу», – добавляет Демидова.

Дело в том, что консалтерам часто не хватает управленческих навыков, которые присутствуют у инхаусов. «Основная проблема, с которой сталкиваются консультанты после перехода в инхаус, – слабая ориентация на решение бизнес-задач», – уверена руководитель практики «Юриспруденция и комплаенс» рекрутинговой компании Laurence Simons Ирина Белякова. Специфика юридической работы многих консалтинговых компаний подразумевает предоставление нескольких наиболее предпочтительных вариантов решения проблемы на выбор заказчика. Внутренним юристам приходится не только искать решения, но и самим принимать их. Инхаусу недостаточно просто видеть риски – он должен еще и подсказывать бизнесу правильные пути развития и движения.

При этом все отметили сильные стороны консалтеров. «Такие юристы имеют обширный опыт работы с разными отраслями права, проектами, клиентами, бизнесами. Hard skills («твердые», профессиональные навыки) консультантов однозначно являются их преимуществом», – считает Демидова. Вероятно, именно поэтому перейти в инхаус из консалтинга гораздо проще, чем в обратной последовательности. Кстати, бывшие консалтеры наиболее востребованы в инвестиционных компаниях и фондах, где применим их опыт сделочной работы. А вот в производственных корпорациях и FMCG секторе они не так популярны, уверен Прокофьев.

Идеальный кандидат

Безусловно, хороший юрист должен иметь качественное образование. Однако чем старше кандидат, тем меньше работодатели обращают внимание на вуз, который он окончил, – на первое место выходит предыдущее место работы, реализованные проекты, управленческий опыт и личностные данные. «Некоторые юристы получают дополнительное финансовое образование или МВА. Но я знаю мало случаев, когда именно это как-то помогало в получении интересной позиции», – поделился Прокофьев. «В теории, дополнительное образование полезно. Однако на практике это выливается в распыление времени и фокуса внимания. В итоге видим юриста, который знает немного про финансы, получил диплом MBA, прослушал массу курсов, но не является высококлассным профессионалом ни по одному из направлений. Он может лишь завесить огромную стену своими сертификатами и дипломами», – согласился Афанасьев.

В прошлом году Право.ru составило рейтинг популярности высшего юридического образования среди топ-менеджента. Для этого аналитики исследовали 67 крупнейших российских компаний в Москве и Московской области. Ведущие московские вузы оказались на первых строчках (см. «Рейтинг юридического образования Право.ru»).

Кандидаты в инхаус практически на все позиции должны свободно владеть английским. В международных компаниях, которые очень привлекательны для соискателей, внутренняя документация ведется в том числе на английском, происходит постоянное общение со штаб-квартирой, юристы работают над двуязычными договорами. Но даже и для крупных российских фирм знание языка обязательно: они часто имеют зарубежных контрагентов и партнеров, а также ведут международные проекты. Владение английским не является требованием лишь в небольших и средних российских компаниях, деятельность которых сосредоточена внутри страны. И тем не менее, Прокофьев уверен: без английского шансов на хорошее продвижение и высокую зарплату намного меньше.

Старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons Вера Афанасьева рассказала, что работодатели проверяют знания иностранного языка у кандидатов при помощи языковых тестов или заданий. Кроме того, один из этапов собеседования проводится на английском. «Если у вас есть сертификат или иное объективное подтверждение владения иностранным языком на определенном уровне, это будет плюсом. Но речь идет только о признанных международных системах сертификации», – сообщила Афанасьева.

Помимо владения языком, есть еще ряд умений, на которые обращают внимание потенциальные работодатели. «Популярное требование на современном рынке труда – практический опыт в области комплаенс. Также работодатели «любят» опыт решения трудовых кейсов», –рассказала Хандрос. «В первую очередь я ценю в кандидатах готовность брать на себя ответственность, умение решать сложные задачи, а также бизнес-ориентированный подход. Юрист должен помогать находить решения, а не рассказывать о рисках из большой энциклопедии рисков», – поделился Афанасьев.

Право.ru попросило описать идеального юриста на позицию инхаус. Сделать это согласился Бахтигараев: «Это человек в возрасте 27-32 лет, который получил образование в одном из лучших вузов страны, свободно владеет английским языком, имеет разносторонний PQE (опыт работы после получения диплома) в хороших иностранных компаниях, при этом не менее 3 лет стажа в каждой».

В погоне за зарплатой

Абсолютно все факторы в той или иной степени могут влиять на размер зарплаты кандидата, уверен Бахтигараев. Для начинающего специалиста определяющими будут являться образование и уровень владения иностранным языком. Для более зрелого – прежде всего опыт, профессиональные знания, предыдущий работодатель и занимаемая там должность, а затем полученное образование (основное и дополнительное) и знание английского языка. «Необходимо заметить, что «стоимость» каждого фактора зависит от конкретных потребностей компании, а также того, насколько каждый из этих факторов будет важен для нее и уникален на рынке», – добавляет Бахтигараев.

Кстати, в прошлом году заработная плата корпоративных юристов, если смотреть в долларовом выражении, была сопоставима с зарплатой 2004 года. Эксперты отметили, что рынок откатился на 10 лет назад, роста доходов не происходит, о компенсации в валюте можно забыть (см. «Зарплата 10-летней давности: рекрутеры рассказали о доходах московских юристов»).

С одной стороны, рынок труда юридических кадров высококонкурентный, это рынок работодателя. По данным группы Headhunter, на одну юридическую вакансию приходится 10 резюме. Чтобы ограничить поток кандидатов, работодатели ужесточают требования к соискателям. Поэтому у медали есть и другая сторона: слишком жесткие требования снижают количество подходящих претендентов, и на рынке ощущается дефицит профессиональных юристов.

Идеальное резюме юриста-консалтера: каких кандидатов ждут работодатели

И ничего кроме правды: правила резюме для юриста

В ожидании перемен: рекрутеры рассказали о доходах юристов

До появления в нашей стране бизнеса не было и корпоративных юристов. С возникновением в конце 1980 годов частных компаний наметилась потребность в их юридическом сопровождении, а также в специалистах в области налогового, договорного, банковского и других отраслей права. Восполнять этот пробел взялись активно создаваемые фирмы по оказанию юридической помощи, а также пришедшие на национальный рынок иностранные компании. Так в России появился юридический консалтинг, инхаус, ильфы и рульфы. О том, как сейчас развивается корпоративное право, обсудили на X ежегодном Юридическом форуме России, организованном газетой «Ведомости».

Ильфы vs рульфов

Изначально российские юридические фирмы представляли из себя разного рода объединения адвокатов, которые назывались «коллегии», «гильдии», «палаты» Модель их работы была построена по советскому образцу и предусматривала обслуживание одним адвокатом одного клиента по разному кругу вопросов. Такое положение не могло удовлетворить потребности бизнеса в получении широкого спектра услуг и ведении масштабных проектов. Клиенты хотели получить консультацию под ключ, что подразумевало наличие команды специалистов разного профиля. Спасать ситуацию взялись иностранные юридические фирмы (англ. International Law Firm, ILF или российский эквивалент – ильф).

Первыми ильфами, которые пришли на российский рынок, были Baker & McKenzie (1989), PricewaterhouseCoopers (1989), White & Case (1989), Deloitte Touche Tohmatsu Limited (1990), Chadbourne & Parke (1990). Во главе российских офисов западных юридических фирм были, как правило, иностранцы, которые начали набирать себе команду местных специалистов. При этом обязательным условием для получения ставки консультанта как в начале становления корпоративного права в России, так и сегодня является безупречное знание хотя бы одного иностранного языка и наличие юридического образования в вузе с высоким рейтингом. Анастасия Никифорова, партнер Odgers Berndtson, считает, что при найме юристов работодатели отдают предпочтение кандидатам, получившим образование в МГУ имени М. В. Ломоносова, МГЮА им. О. Е. Кутафина, ГУ-ВШЭ и МГИМО (У) МИД России. «Надо отметить, что хорошее образование – важный, но не единственный фактор, способствующий построению успешной карьеры. Большое значение имеют способности человека, мотивация, лидерские качества: коммуникативные навыки, готовность брать на себя ответственность, добиваться результата», – полагает Анастасия.

МНЕНИЕ

Михаил Демин, заместитель главы юридического отдела по России и СНГ, UBS Bank:

«Работа в консалтинге помогает воспитать в себе клиентоориентированность и привычку давать практически применимые советы. В этом смысле консалтинг является лучшей кузницей юридических кадров, чем многие внутренние юридические службы».

С появлением российских консалтинговых компаний начались переходы юристов: вчерашние консультанты и советники в западных фирмах, получив необходимый опыт в ведении крупных корпоративных проектов, начали занимать позиции партнеров в рульфах. Постепенно российский рынок юридических услуг стал все громче заявлять о себе. Появились случаи, когда российские фирмы целиком перекупались иностранцами (например, практика Евгения Ариевича была перекуплена компанией Baker & McKenzie в 1996 году, после чего он стал партнером указанного ильфа). Еще одна тенденция, давно встречающаяся в международной практике юридических фирм и появившаяся в России, – командные переходы юристов (англ. Team Moves). При таких переходах всегда есть лидер – партнер или глава практики – и его команда юристов. В результате командного перехода нанимающая фирма помимо целого штата сплоченных сотрудников получает и новых клиентов, а иногда и новое направление деятельности. Для переходящей стороны изменение места работы, как правило, обусловлено либо получением более высокой должности, либо возможностью трудиться в фирме более высокого уровня. Среди таких переходов можно отметить уход команды Марка Бановича из Dewey & LeBoeuf в Latham & Watkins, Дмитрия Куницы из LeBoeuf, Lamb, Greene & MacRae в Squire, Sanders & Dempsey, Флориана Шнейдера и Романа Козлова из Beiten Burkhardt в Salans, Ольги Козырь, Аллы Наглис и Сергея Комолова из Hogan Lovells в King & Spalding. Встречаются ситуации, когда после массового увольнения сотрудников фирма просто перестает существовать (например, Coudert Brothers, 2006 год). По мнению главы компании по поиску юридического персонала Norton Caine Дмитрия Прокофьева, переход не происходит в случае, если удается удержать лидера группы. «Попытки привлечь часть оставшейся команды или отдельных юристов в такой ситуации, как правило, терпят неудачу, даже несмотря на привлекательность предложений», – считает Дмитрий.

МНЕНИЕ

Анастасия Никифорова, партнер Odgers Berndtson:

«Для юристов топ уровня «работа мечты» – это позиция, предполагающая наличие масштабных задач, интересных комплексных проектов, возможностей профессионального и личностного роста, участие в управлении компанией».

В результате всех хитросплетений на рынке юридического консалтинга начали появляться российские практики международных юридических фирм (назовем их рильфы в качестве синтеза слов «ильф» и «рульф»). Примером такой фирмы может служить Goltsblat BLP, основанная в 2009 году Андрем Гольцблатом, покинувшим тогда «Пепеляев, Гольцблат и партнеры». Сейчас Goltsblat BLP является российской практикой ведущей международной юридической фирмы Berwin Leighton Paisner. В 2011 году адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» объединилось с украинской компанией Magisters. Иногда кооперация ведущих российских и западных юридических фирм выливается в совместную работу над проектами, что упрочняет позиции на рынке и тех и других.

Некоторые партнеры юридических фирм решаются на открытие собственного дела. Так поступил Денис Щекин, который в 2013 году покинул «Пепеляев Групп» и создал фирму «Щекин и партнеры»; Кирилл Ратников, который в 2013 году ушел из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и основал компанию ; Анна-Стефания Чепик, поменявшая в 2013 году должность партнера PWC Law на собственный виртуальный проект – биржу юристов.

Давать прогноз о том, как будет развиваться российский рынок консалтинговых услуг – дело неблагодарное. На вопрос, смогут ли рульфы оттеснить иностранные юридические фирмы, Дмитрий Прокофьев отвечает однозначно: «Такого шанса у российских юридических лиц нет, если только не будет принят закон о поддержке национального юридического бизнеса. Российские фирмы так же, как и иностранные, переживают снижение загруженности и уменьшение количества проектов. Стоит отметить, что российские компании не только не наращивают обороты, но резко снижают привлекательность условий для карьеры в них как по оплате, так и по возможностям продвижения по карьерной лестнице».

Инхаус vs консалтинг

В начале 1990 представители бизнеса поняли, что вместо того, чтобы регулярно обращаться за юридической консультацией в сторонние организации, можно получить такую консультацию не выходя за пределы своего офиса. Помимо этого, внутренний юрист в состоянии посвятить все свое время делам компании и глубоко вникнуть в проблему единственного работодателя. Так появилось понятие юриста инхаус (англ. inhouse, in-house – внутренний; не выходящий за рамки организации) – юриста фирмы, имеющей правовой отдел.

Начались переходы юристов из международных и национальных юридических фирм на должности руководителей юридических департаментов крупных корпораций и компаний. Одним из первых, кто совершил такой переход, был Василий Алексанян, покинувший в 1996 году международную юридическую фирму Cleary Gottlieb ради должности главы юридического департамента «ЮКОСа». Можно также вспомнить про Игоря Макарова, покинувшего Jones Day и возглавившего дирекцию по правовым вопросам «РУСАЛа»; Криса Смита, перешедшего из Latham & Watkins в «Консорциум ААР». Иногда даже партнеры и управляющие партнеры решаются сменить работу и перейти в инхаус (партнер CMS Елена Жигаева перешла в Alstom Transport; управляющий партнер Анна Голдина перешла из Latham & Watkins в АФК «Система»).

Бывшие консалтеры привлекают работодателей из бизнес-структур хорошим образованием, знанием иностранного языка и навыками работы в команде. Дмитрий Прокофьев отмечает также наличие у внешнего кандидата широкого профессионального кругозора. Такие знания не может предложить человек, «выросший» в юридическом отделе.

Работа в должности руководителя юридического отдела (англ. Head of Legal Department) означает возможность набрать собственную команду, а также самостоятельно принимать решения, оказывающие влияние на всю деятельность компании. Юристу уже не надо заниматься привлечением клиентов и «продавать» свои услуги – он становится лицом, от которого подчас зависит судьба целой корпорации или компании. Доход руководителя юридического департамента ряда отраслей, например, нефтегазовой, инвестиционной, банковской, финансовой, промышленной стал выше дохода партнера в консалтинговой фирме.

Компанией по поиску юридического персонала Norton Caine проведено исследование доходов корпоративных юристов за 2013 год. Согласно его результатам, зарплата (включая бонусы) главы юридического департамента крупного российского холдинга может достигать 1,2 млн руб. в месяц; инвестиционной компании или фонда – 900 тыс. руб.; крупной международной корпорации – 700 тыс. руб. Младший юрист в инхаус – компании может претендовать на зарплату от 30 тыс. руб. (в небольшом представительстве международной компании) до 100 тыс. руб. (в инвестиционной компании или фонде). А самые низкие зарплаты в данном сегменте – у сотрудников небольших российских компаний. Например, директор юридического департамента такой компании получает в среднем 300 тыс. руб.

Зарплата юриста со стажем работы восемь лет и более в консалтинговой компании может достигать 800 тыс. руб. в месяц в ведущих английских юридических фирмах (Magic Circle Law Firms); 750 тыс. руб. в американских фирмах высшего эшелона (Top US law firms); 430 тыс. руб. в средних по численности английских, европейских, а также ведущих российских юридических фирмах; 320 тыс. руб. в небольших российских юридических фирмах. Юрист с опытом работы в консалтинге от одного года зарабатывает от 53 тыс. руб. в небольшой российской юридической фирме до 430 тыс. руб. в американских фирмах высшего эшелона (Top US law firms). Исследования по оплате позиций советников и партнеров юридических фирм компанией Norton Caine не проводились.

При этом в ряде компаний с появлением внутреннего штата юристов до конца не отказались от практики получения внешних консультаций. Чаще всего в консалтинговые компании обращаются корпорации, в которых имеется небольшой юридический отдел с несколькими узкопрофильными юристами. Юридическое обслуживание необходимо таким отделам для решения вопросов отличного от присущего им профиля либо получения «второго мнения». Помимо этого, на внешних консалтеров, имеющих статус адвоката, распространяется положение об адвокатской тайне (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»), из-за чего их консультации становятся привлекательными для решения наиболее деликатных проблем. Многие начальники юридических отделов выступают за такую схему работы, объясняя это тем, что не желают набирать большой штат и заниматься управленческой работой.

МНЕНИЕ

Дмитрий Прокофьев, глава компании по поиску юридического персонала Norton Caine:

«Работа мечты» для корпоративного юриста сегодня — это руководящая позиция в крупной структуре (желательно с государственным участием), в названии которой присутствуют слова «Рос», «газ» или «нефть«.

Другие руководители придерживаются иной позиции и имеют в подчинении сотни специалистов, способных решить самые разнообразные вопросы. В некоторых компаниях образовались настолько сильные и самостоятельные юридические департаменты, что они предлагают свои услуги сторонним фирмам и сами выступают в роли консультантов.

Постепенно инхаус-юристы становятся настолько значимыми фигурами, что после нескольких лет успешной работы могут претендовать на должность топ-менеджера (как получилось у Дениса Морозова и Андрея Клишаса из «Норильского никеля», Максима Сокова из «Русала», Ольги Паскиной из «Профмедиа», Владислава Забелина из «Промсвязькапитал») или войти в состав совета директоров, то есть получить возможность непосредственно управлять бизнесом и распределять прибыль (Николай Дубик из ОАО «Газпром-Медиа Холдинг»; Элия Николау из группы компаний «Мать и дитя»; Игорь Шпагин из ОАО «Атомэнергомаш»). Некоторые начальники юридических отделов выбирают другой вариант развития событий и после получения бесценного опыта в крупной корпорации организовывают собственный бизнес (как поступил Стивен Поляков из Deutsche UFG).

Но иногда случаются и малопредсказуемые вещи: Игорь Мармалиди, вопреки всеобщей тенденции перехода из консалтинга в инхаус, покинул пост главы юридического департамента «Ситибанка» ради партнерства в «Пепеляев групп».

Еще одной модной тенденцией является открытие так называемых бутиковых юридических фирм (фр. Boutique – лавка, небольшой магазин). Юридические бутики отличаются узкой специализацией и высоким качеством предоставляемых услуг. Фирмы-бутики – это не начинающие конторки, которые во что бы то ни стало мечтают превратиться в юридических гигантов. Небольшой штат и индивидуальный подход к каждому клиенту являются их отличительной чертой. В них исключена работа по шаблону, а все решения принимаются коллегиально. После напряженной работы в юридических департаментах и консалтинговых компаниях бутиковые юристы чувствуют себя свободными и независимыми. Возможно, именно это является причиной создания бывшими сотрудниками ильфов бутиковых юридических фирм (например, основанные в 2014 году Danilov&Konradi LLP и Antitrust Advisory).

Среди множества юридических направлений работа корпоративным юристом уже давно стала одной из самых престижных и высокооплачиваемых. В качестве тенденций на этом рынке труда Дмитрий Прокофьев отмечает усиление конкуренции за топовые позиции, вызванное большим количеством кандидатов; спрос на кандидатов с опытом работы в международных фирмах. По мнению Анастасии Никифоровой, в связи с уменьшением возможностей карьерного и профессионального роста для юристов в консалтинге многие делают выбор в пользу работы инхаус. Однако если вы еще не возглавили юридический департамент и даже не стали юристом в ильфе – не отчаивайтесь, ведь начинать строить карьеру своей мечты никогда не поздно!

Новости по теме:

Материалы по теме:

Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста
ВАС РФ ответил еще на один вопрос о ненадлежащем качестве оказанных юридических услуг – можно ли привлечь юриста к гражданско-правовой ответственности в случае, если он не знал о предстоящих изменениях законодательства,которые позволили бы его клиенту заключить договор на более выгодных условиях? О том, к каким выводам пришел Суд и как до этого складывалась судебная практика о взыскании убытков с некомпетентных юристов, читайте в нашем материале.

По мнению аналитиков, крупные компании по-прежнему не вышли из посткризисной зоны турбулентности и, несмотря на то что о существенном ослаблении их позиций говорить рано, их развитие под вопросом. Об этом свидетельствует ряд таких событий рынка, как уход из России французской Gide Loyrette Nouel, нашумевшее отделение от Akin Gump целой группы юристов, образовавших фирму «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры», и предшествующий этому чуть менее заметный уход из Baker Botts партнеров, образовавших компанию «Кузнецов, Марисин и партнеры».

При этом участились переходы партнеров между крупными компаниями, отмечена обозначившаяся в этом году и отмеченная ранее «Право.ru» тенденция. Во многих случаях партнеры уводили с собой и часть команды.

Несмотря на закрытие ряда представительств международных юрфирм (так, из России ушли Orrick, K&LGates, BBH law), есть и те, кто открывает офисы в России. Например, в Москве и Санкт-Петербурге появилась Eversheds Sutherland. Также, отмечено в обзоре, международные компании в этом году были более активны в найме юристов. Сильно возросла активность в национальных юрфирмах.

Сколько платят консультантам

По наблюдениям Norton Caine, в этом году произошли заметные изменения на рынке труда. Так, ощутимо вырос спрос на юристов среднего уровня с опытом работы 3–5 лет. С другой стороны, и требования к ним выросли – часто из-за этого на позицию не находится подходящий кандидат даже при обилии претендентов.

Что касается оплаты по отраслям права, здесь существенных перемен нет. Самые большие оклады у юристов, занятых корпоративным направлением и M&A. Специалист на средней позиции в этой отрасли получает 200 000–300 000 руб. в месяц в средней фирме, а в крупной компании верхний порог вдвое выше – там платят от 350 000 до 600 000 руб.

На втором месте в списке хорошо оплачиваемых направлений – судебное. Зарплаты на 20–30% ниже, чем в M&A. Юрист со стажем от четырёх лет получит около 200 000–250 000 руб. Зарплата старшего юриста – от 250 000 до 400 000 руб.

На третьей позиции – договорная работа, налоги, комплаенс, недвижимость и практика интеллектуальной собственности, где ежемесячный оклад колеблется в диапазоне от 150 000 до 200 000 руб.

Международные юридические фирмы

Вилка оплаты: минимальное и максимальное значения (Суммы в тыс. долларах США, годовой доход до вычета налогов)

Международные юридические фирмы
Уровень опыта
Младший юрист 2017–2014 24–60
Юрист среднего уровня (мид-левел) 2014–2011 60–90
Старший юрист (c 2010) 120–240

Что касается российских юридических фирм, они в обзоре делятся на три группы. В группе А – ведущие российские юридические фирмы и адвокатские бюро. Это крупнейшие фирмы, давно работающие на рынке и занимающие самые высокие позиции в рейтингах.

Вилка оплаты: минимальное и максимальное значения ( Суммы в рублях в месяц до вычета налогов)

Группа А
Уровень опыта
Младший юрист 2017–2014 80 000–100 000
Юрист среднего уровня (мид-левел) 2014–2011 180 000–250 000
Старший юрист (c 2010) 300 000–450 000
Советник / руководитель практики 450 000–800 000

В группе B – ведущие российские юрфирмы и адвокатские бюро среднего размера, представленные в рейтингах и нередко имеющие узкую специализацию.

Вилка оплаты: минимальное и максимальное значения ( Суммы в рублях в месяц до вычета налогов)

Группа B
Уровень опыта
Младший юрист 2017–2014 60 000–90 000
Юрист среднего уровня (мид-левел) 2014–2011 100 000–200 000
Старший юрист (c 2010) 200 000–300 000
Советник / руководитель практики 300 000–500 000

В группе С – российские юридические фирмы и адвокатские бюро среднего размера, не представленные в рейтингах.

Вилка оплаты: минимальное и максимальное значения (Суммы в рублях в месяц до вычета налогов)

Группа C
Уровень опыта
Младший юрист 2017–2014 50 000–70 000
Юрист среднего уровня (мид-левел) 2014–2011 100 000–120 000
Старший юрист (c 2010) 120 000–150 000
Советник / руководитель практики От 200 000

Ситуация в инхаусе

На рынке корпоративных юристов перемен не произошло. Число вакансий ограничено, очень высока конкуренция на руководящие позиции, выигрывают в борьбе те, у кого находится подходящее сочетание управленческих навыков и стратегического мышления. «Компании все чаще добавляют еще большее количество интервью и встреч, кандидат должен пройти множество этапов проверок и собеседований с ключевыми фигурами компании, чтобы сложился некий идеальный образ, устраивающий абсолютно всех», – описывается в обзоре текущая ситуация.

Кроме того, чаще фирмы стали продвигать на топовые должности собственных юристов – такова ситуация в компаниях «Ростелеком», «Вымпелком», «ВТБ Капитал», «Дикси», «Северсталь».

Вилка оплаты: минимальное и максимальное значения ( Суммы в рублях в месяц до вычета налогов)

Небольшие российские компании (небольшие и средние российские компании, работающие на локальном рынке)

Источники: http://insfinance.ru/513-trudoustroystvo-v-inhaus-kakim-dolzhen-byt-idealnyy-kandidat.html, http://www.garant.ru/article/557829/, http://pravo.ru/story/206652/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Обзор оплат корпоративных юристов (инхаусы)
Тип компании Должность
Инвестиционные компании и фонды. Глава юридического департамента 600 000–1 700 000
Старший юрист 350 000–700 000
Юрист 150 000–300 000
Младший юрист 100 000–150 000
Крупнейшие промышленные и производственные холдинги (в том числе с государственным участием). Глава юридического департамента 900 000–2 800 000
Старший юрист 400 000–700 000
Юрист 100 000–300 000
Младший юрист 40 000–100 000
Крупные международные корпорации* (ритейл, потребительские товары, фармацевтика, информационные технологии).
* – оплаты могут быть зафиксированы в долларах США и ЕВРО.
Глава юридического департамента 600 000–900 000
Старший юрист 170 000–400 000
Юрист 100 000–200 000
Младший юрист 40 000–100 000
Московские офисы (небольшие по численности) международных компаний* (FMCG, фармацевтика, информационные технологии, консалтинговые услуги).
* – оплаты могут быть зафиксированы в долларах США и ЕВРО.
Глава юридического департамента 250 000–700 000
Старший юрист 100 000–400 000
Юрист 90 000–200 000
Младший юрист 60 000–120 000
Средние по объему бизнеса российские компании (такие компании часто являются ведущим активом в структуре холдинга либо лидерами отрасли, вовлеченными в международную деятельность). Глава юридического департамента 350 000–700 000
Старший юрист 120 000–250 000
Юрист 70 000–120 000
Младший юрист 40 000–70 000