В городе не хватает юристов

Об этом накануне на пресс-конференции в РИА Томск рассказала уполномоченный по правам человека в Томской области Елена Карташова.

«На сегодняшний день одна из основных проблем — это шаговая доступность юридической помощи, особенно в районах области. Речь идет о не достаточном количестве квалифицированных юристов на территории ряда муниципальных образований. Когда мы приезжаем в районы, видим, что юридическая помощь там от случая к случаю. Где-то адвокат один, где-то его вообще нет. Приезжают иногда консультируют и госслужащие, и контролирующие органы. Но системной поддержки, особенно в отдаленных районах, нет», — пояснила она.

Так, по информации омбудсмена, в Александровском районе работают только два адвоката, в Молчановском — один.

Также Елена Карташова рассказала, что за прошлый год 46 процентов из всех обращений — это жалобы о нарушении социальных прав: право на жилище, социальное обеспечение, право на охрану здоровья и медпомощь, на благоприятную окружающую среду, на охрану семьи. По ее словам, поступало «достаточно много обращений касательно получения квартиры по очереди».

347 человек обращались с жалобой о нарушении их гарантий на бесплатную юридическую помощь и право на государственную защиту. Омбудсмен отметила, что подавляющее большинство этих граждан находятся в местах изоляции — колониях, следственных изоляторах.

«Увеличилось количество информации о нарушении трудовых прав граждан. В прошлом году поступило 112 обращений, однако могу сказать, что за два месяца этого года количество жалоб по этим вопросам выросло. Речь идет о трудовых спорах, связанных с невыплатой зарплаты», — пояснила спикер.

В прошлом году стали появляться обращения о недобросовестных действиях работодателей. По словам омбудсмена, речь идет «о маскировке трудовых отношений гражданско-правовыми договорами».

«Часто люди не знают, что это запрещено трудовым законодательством. И что по такому договору ни отпускных, ни больничных, ни выплат при увольнении они не получат», — обратила она внимание.

Ажиотажным спросом в Москве сегодня пользуется профессия водителя. Об этом на днях сообщило столичное Управление государственной службы занятости населения. Также в рейтинге востребованных специальностей первые строчки занимают грузчики, продавцы, каменщики и милиционеры. Люди этих профессий – в страшном дефиците. Пред

В городском банке вакансий насчитывается более 10 тыс. предложений по профессии водителя. Грузчиков требуется чуть меньше – 8 тысяч. Нехватка продавцов и каменщиков составляет 6 тыс. и 3 тыс. вакансий соответственно. В сфере охраны порядка также дефицит кадров. Для полного комплекта городу не хватает 4 тыс. милиционеров и 2,5 тыс. охранников. А для того, чтобы полноценно лечить граждан, Москве надо добрать еще 4 тыс. врачей и медсестер. Нехватка квалифицированных рабочих в столице составляет порядка 30 тыс. человек. В частности, город нуждается в профессиональных наладчиках, фрезеровщиках, токарях, инженерах-технологах и конструкторах.

Эксперты полагают, что сложившаяся ситуация – результат планомерного уничтожения системы профессионального образования. «Изменение общественного сознания за последние 15 лет коснулось и сферы среднего технического образования, – пояснил «НИ» президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – За это время закрылось почти 90% техникумов и политехнических училищ. Из-за нерентабельности остановлена работа огромного количества технических кружков, домов творчества и клубов по моделированию. До сих пор ничего не восстановлено. Многие же вузы, следуя моде, открыли у себя новые специальности по юриспруденции и экономике».

Кризис в области квалифицированных рабочих усугубляется нежеланием ПТУ сотрудничать с предприятиями. «К примеру, прошлым летом в Липецке ПТУ, которое готовит рабочих металлургической промышленности, не набрало ни одного ученика, – рассказала «НИ» член комиссии по образованию Госдумы Валентина Иванова.

– Вместо того чтобы заключить соглашение с местным заводом, ПТУ решило готовить дизайнеров и модельеров. Работодатели бьют тревогу, однако какие-то партнерские соглашения с ПТУ заключать не спешат. Сейчас обе стороны в основном только критикуют сложившуюся ситуацию, исправлять ее не спешат».

Развал системы ПТУ вовсе не говорит о проблемах в тех сферах, для которых они пытаются готовить специалистов. Та же металлургическая промышленность сейчас активно развивается, зарплата квалифицированных рабочих, трудящихся на таких предприятиях, достигает 800 –1000 долларов. Это очень неплохие деньги, если учесть что средний оклад по России составляет 300–400 долларов в месяц. Эксперты отмечают: беда не в том, что квалифицированным рабочим платят недостаточно. Беда в том, что люди так думают.

С развалом Советского Союза был утрачен раздутый культ рабочего. Трудиться на заводе стало также не модно, как носить значки с Лениным или мечтать о космосе. «Разрушая прежние идеалы, политики убеждали молодежь, насколько престижно быть финансистом и не престижно быть слесарем. Как важно работать в чистом офисе и носить галстук, а не стоять у станка или дежурить в больнице. Был изменен образ успешного человека», – убежден г-н Комков.

Тогда это было исторически обоснованно. Стране не хватало высокообразованных специалистов во вновь открытых, переосмысленных областях науки, прежде всего в юриспруденции и экономике. Никто и не задумывался о том, какие гипертрофированные формы может приобрести желание молодежи во что бы то ни стало быть клерками.

За юристами и экономистами работодатели уже не выстраиваются в очередь, как несколько лет назад. Более того, газеты без устали трубят о переизбытке кадров на этом рынке, в обиход вошло доселе незнакомое выражение «факультет ненужных людей». В некоторых городах доля экономистов и бухгалтеров составляет 1% потребности в специалистах с высшим образованием, в юристах потребность меньше 1%

Однако конкурс на эти специальности не уменьшается. Эксперты отмечают дисбаланс между популярными профессиями и востребованными. Например, по результатам недавнего исследования независимого рейтингового агентства «РейтОР» наиболее перспективной для студентов и молодых специалистов считается профессия менеджера и специалиста в сфере информационных технологий (IT). На втором месте – профессия инженера. Однако летом 2006 года абитуриенты московских вузов выбирали специальность филолога, пиарщика, политолога, юриста, логиста и экономиста.

Тем не менее большинство россиян до сих пор глубоко убеждены, что наличие «корочки» финансиста гарантирует стабильный заработок и высокий социальный статус. Таковы результаты недавнего опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения. Юристы считаются самой престижной (28%), высокооплачиваемой (23%), популярной (6%) и предпочтительной для ребенка(7%) профессией. Экономисты и финансисты по этим параметрам находятся на втором месте. «Бронзу», по мнению россиян, держат работники медицинской сферы. И только 5% опрошенных хотят видеть своего ребенка квалифицированным рабочим. Нехватка этих кадров становится настолько разительной, что ее уже невозможно не замечать. Москва вынуждена нанимать рабочих из ближнего зарубежья. Зачастую их знания, опыт и квалификация не соответствуют российским требованиям. Но выбора просто нет.

Такая ситуация типична не только для столицы. В Ульяновской области ощущается острый дефицит рабочих, передает собкор «НИ» Михаил Белый. Как пояснили «НИ» в Управлении государственной службы занятости населения Ульяновской области, чрезвычайно востребованными сегодня являются станочники, строители различных специальностей, сварщики, крановщики, операторы котельных. Однако в ульяновских вузах в 2006 году самым высоким был конкурс на специальности «Социально-культурный сервис и туризм». Кроме того, традиционно востребованными являются экономические специальности – «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Менеджмент организации».

В Волгограде тоже отмечается большой спрос на токарей, фрезеровщиков и слесарей, передает собкор «НИ» Станислав Анищенко. Если же говорить о предпочтениях самой молодежи, то самыми востребованными факультетами в вузах Волгограда который год подряд продолжают оставаться экономический, юридический, а также медицинский факультеты.

По данным Управления Федеральной государственной службы занятости по Приморскому краю, больше всего востребованы специалисты по продажам, IT-специалисты, врачи, учителя, работники инженерных специальностей, передает собкор «НИ» во Владивостоке Дмитрий Климов. Кадровые агентства имеют заявки на менеджеров, юристов, экономистов и бухгалтеров, но предложение в этих секторах значительно превышает спрос.

В Санкт-Петербурге самыми востребованными факультетами уже несколько лет остаются театральные, сообщает собкор «НИ» Наталья Шергина. Конкурс составляет более 400 человек на место. Самыми массовыми факультетами, кроме экономических и юридических, остаются факультеты по связям с общественностью. Дети знают, что реклама и пиар – это легкие и большие деньги. Самые востребованные специальности – слесари 5-го и 6-го разрядов, водители общественного транспорта, сварщики, менеджеры по продажам.

Решением проблемы могла бы стать система заказа. Под этим термином подразумеваются гарантированные рабочие места в обмен на поставку кадров. Еще одним выходом из ситуации могло бы стать слияние ПТУ и техникумов. «В последнее время идет речь об организации колледжей в Москве, – рассказал «НИ» председатель комиссии Мосгордумы по образованию Евгений Бунимович. – Это должно стать симбиозом ПТУ и техникумов. Необходимо наладить диалог между бизнесом и колледжами, организовать какой-то запрос на кадры. Сейчас же от общества внятного запроса не поступает».

Но главное – необходимо преодолеть ошибочное представление о том, что ПТУ – «тупиковая» ветвь образования. Необходимо с помощью рекламы, разного рода финансовых и социальных преимуществ развеять стереотип о том, что на слесаря идут только недалекие, ограниченные люди.

Но пока чиновники предпочитают решать вопрос не пряником, а кнутом. Например, стимулировать интерес к колледжам предлагается с помощью сокращения бюджетных мест в государственных вузах. Другой вариант – сделать 11 классов обязательными для всех. Не хочешь постигать азы высшей математики и химии – можешь распрощаться со школой в 9-м классе. Но в этом случае недостающие знания придется добирать в ПТУ и колледжах.

Однако эксперты убеждены, что с таким подходом к проблеме воз никогда не сдвинется с места. Ломка стереотипного мышления должна начаться с чиновников.

ШВЕДЫ ХОТЯТ БЫТЬ ПОСЛАМИ, НО РАБОТАЮТ УЧИТЕЛЯМИ

Большие деньги – далеко не главное, что определяет привлекательность той или иной специальности в глазах шведской молодежи. Ежегодные опросы показывают, что самые «выгодные» профессии оказываются лишь где-то в середине списка. Скажем, банкир находится на 35-м месте, сильно уступая ветеринару и аптекарю.

Шведы хотят, чтобы факультет прежде всего дал им высокую квалификацию, интересную работу, способность помогать людям и лишь затем хорошие деньги. Именно поэтому большинство скандинавских абитуриентов пытаются учиться на дипломатов, врачей, профессоров, адвокатов и пилотов.

Но, штурмуя эти факультеты, молодые шведы не учитывают, что трудоустроиться по этим специальностям будет не так просто. После вуза гарантированную работу получат только врачи.
Чтобы быть востребованными всю жизнь, молодым людям стоило бы выбрать профессию медсестры или учителя младших классов. Их в Швеции традиционно не хватает. Но соответствующие учебные заведения страдают из-за постоянного недобора.

Ректор ННГУ им. Лобачевского Евгений Чупрунов в проекте «Герои Волги» рассказал о реализации проекта «Кванториум», в котором дети будут обучаться различным наукам. Также Чупрунов оценил достоверность и значимость различных рейтингов, в которые постоянно попадает университет, и открыл секрет – на какие специальности лучше всего податься нынешним абитуриентам.

— Накануне состоялось подписание соглашения о реализации проекта детского технопарка «Кванториум». Расскажите подробнее: что это за проект?

— Это федеральный проект. Его выполняют по конкурсу, там довольно значительные суммы денег для того, чтобы закупить оборудование. Проект направлен на то, чтобы дети разного возраста, в основном школьники, могли прийти в «Кванториум», посмотреть, потрогать, узнать новости науки, что-то поделать, составить некое впечатление об этом, задать вопрос. Вот такое место будет в Нижнем Новгороде , даже два таких места. Одно будет находиться в университете, а второе – на Автозаводе, но чуть позже.

— Когда будет запущен проект?

— По моим оценкам, дата запуска проекта – начало октября этого года.

— «Кванториум» связан с цифровой экономикой. А там есть какие-то особенные, новые направления, которым будут учить детей в стартовом формате?

— Конечно. Например, там будет такой квант – биомедицина. Это же последний писк науки, который бурно развивается, в который вкладываются большие деньги. Естественно, будет IT-квант. Причем мы постараемся сделать так, чтобы там могли использовать новейшие достижения, суперкомпьютерные технологии. Там будет очень интересно, а главное – ново.

Евгений Чупрунов: «В детском технопарке «Кванториум» школьники смогут узнать больше о науке»

— Какое количество детей хотят туда попасть? Как будет происходить отбор?

— Отбор будет происходить таким образом: есть дирекция, есть люди, которые будут заниматься организацией этого процесса, есть преподаватели, которые готовы работать с детьми в «Кванториуме». Организованными группами или даже индивидуально дети будут приходить в соответствующие кванты, где будут обучаться.

Конкурса никакого не будет. Мы попытаемся удовлетворить спрос всех наших детей в городе. По нашим оценкам, в год к нам пойдут несколько тысяч детей. Мы очень постараемся сделать так, чтобы каждый ребенок сумел туда попасть. Но если у него вдруг будет склонность к науке и он захочет более глубоко туда погрузиться, всегда есть университет. Мы выполняем социальную задачу. Раньше говорили о профориентации: не дать физику уйти в бухгалтера, юристу – в филологию. Каждый должен быть на своем месте. Но сейчас жизнь динамична. Главное – выставить жизненную траекторию, чтобы ему было интересно учиться любимому делу всю жизнь. Он может попытаться начальную стадию своей траектории определить у нас. За этим все это делается.

— Есть какие-то узкие места? Переживаете за что-либо?

— Вы знаете, нет. Насколько я понимаю, все у нас хорошо. Конкурс на оборудование выигран, деньги есть, мы со своей стороны даем помещение – почти целое здание, чтобы «Кванториум» существовал. Занятия там будут бесплатные. Есть понимание, кто будет работать, уже есть состав преподавателей. Я не вижу никаких узких мест.

— «Группа ГАЗ» выступает в качестве материальной и эмоциональной поддержки. Какое с ними взаимодействие?

— У нас с ними все хорошо. У них будет своя часть «Кванториума», это будет довольно развязано. Хотя, насколько я понимаю, они в этом тоже очень заинтересованы, произносят правильные слова. Нет никаких сомнений в том, что это будет сделано. Тем более наш губернатор заинтересован в этой программе. Я думаю, это главная гарантия того, что все получится.

— Теперь давайте поговорим о студентах и университете. Какие специальности в почете на сегодняшний день? Кем хотят быть 17-летние абитуриенты?

— Многие из них продолжают хотеть быть юристами и экономистами. Туда очень высокие баллы. Есть новые специальности, связанные с всевозможной безопасностью, например, экономической. Туда тоже большой спрос. Также интересуются биомедициной – это очень модное и интересное направление, это профессия будущего. Не падает спрос на физику. Это меня очень радует.

— Разделяете ли вы точку зрения, что в будущем роботы и искусственный интеллект заменят людей?

— Нет, я ее не разделяю по одной простой причине. Мы должны определить предмет – что и кем заменится. Если речь идет о рутине, то, наверное, это скоро произойдет. Думаю, маленьких бухгалтеров, например, заменят. Но есть то, в чем человека никогда не заменят – творчество. Когда человек добывает новые знания, новые способы. Компьютер только поможет это достать.

— Дайте совет: на какие профессии идти учиться?

— Я считаю, что нашей стране катастрофически не хватает юристов. Не людей с дипломами, а тех, кто может выиграть процесс, оптимизировать что-то. Также все, что связано с энергетикой. И самое главное: все профессии будущего – междисциплинарные. Например, та же биомедицина: в ней работают биологи, медики, компьютерщики, физики. Очень надеюсь, скоро еще придут психологи. Этот союз рождает новые знания.

— Нужно ли учить адаптивности? И учат ли ей сегодня в ННГУ?

— Давайте точно определим понятие: адаптивности надо не учить, адаптивность нужно воспитывать. Обучить этому, читая лекции, можно. Но это должен быть образ жизни в семье и в обществе. Давайте слово «обучить» заменим на «воспитать». Это зависит от традиций, высшей школы, мест, где люди работают. Мы должны побуждать жить таким образом.

— ННГУ стабильно попадает в списки ведущих вузов Европы и мира. Это не первые места, но топ. Для этого прилагаются огромные усилия. Это корректные рейтинги сегодня? Им можно доверять?

— Вы знаете, все рейтинги ограничены. Есть предметные, есть интегральные. Я не обижаюсь на рейтинги. Если мы попали в топ-300 по физике, то да, мы хорошо готовим по физике. Если говорить о скольких-то местах… Самое главное – что мы видны, мы в хорошем месте. А вообще рейтинги отражают реальность.

Источники: http://news.vtomske.ru/news/100284-v-raionah-oblasti-ne-hvataet-yuristov, http://newizv.ru/news/society/15-01-2007/61292-juristov-ne-predlagat, http://www.nnov.kp.ru/daily/26883/3927530/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *