Определение место жительства ребенка судебная практика

«Разрешая споры о месте жительства ребенка, родители доходят до Страсбургского суда…»

Так, после развода семейной пары отец отказался отдавать дочь на воспитание в новую семью бывшей супруги, несмотря на вынесенное судебное решение, по которому ребенок должен был остаться с матерью. Обнаружив на теле дочери гематомы, отец незамедлительно сообщил об этом в органы правопорядка. На протяжении года девочка проживала вместе с отцом и бабушкой, но затем мать подала судебный иск с требованием вернуть ей дочь и заявила, что ответчик не является биологическим отцом ребенка (что впоследствии подтвердила экспертиза). Несмотря на то, что органы опеки встали на сторону истца, а в ходе общения с психологами девочка рассказала о плохом отношении к ней со стороны матери и отчима, суд лишил ответчика родительских прав и возможности общаться с дочерью.

Обращения «бывшего отца» в вышестоящие судебные инстанции, в том числе, Верховный и Конституционный суды, ни к чему не привели. И только Европейский суд по правам человека (Страсбургский суд) встал на сторону заявителя, признав Россию виновной в неуважении к семейной жизни…

Данный пример можно считать гипертрофированной аллегорией «поверхностного» и механистического подхода к разрешению судебных споров о детях в России, к которым необходимо подходить, в первую очередь, с позиции человечности и нравственности.

О том, как не доводить дело до суда, а в случае неизбежной перспективы судебных разбирательств – сохранить душевное равновесие, отстоять свои законные права и защитить интересы ребенка, читайте в этой статье.

Когда распадается семья, вопрос: «с кем будет жить ребенок?» встает особенно остро. И если каждый из родителей настаивает на том, что сможет самостоятельно воспитать и материально обеспечить ребенка, предоставив ему лучшие условия проживания, чем бывший супруг (супруга), возникает «глобальный» конфликт. В условиях жесткой конфронтации родители часто действуют, исходя из личных эгоистических побуждений, забывая об интересах ребенка.

Добровольное соглашение

Не доводить дело до суда, разрешить конфликт «мирным путем» позволяет добровольное соглашение. Данный документ заключается по обоюдному согласию бывших супругов, в свободной письменной форме и не требует нотариального заверения.

В соглашении указывается, с кем из родителей (реже – опекунов, бабушек, дедушек и иных лиц) будет жить ребенок на постоянной основе, подробно описываются условия подобного договора, в частности, порядка и времени общения с ребенком, участия в его материальном обеспечении и прочее.

Важно: фактически закон предоставляет родителям право свободного выбора в вопросе определения места жительства ребенка. С одним условием: если проживание ребенка с лицом, указанном в соглашении, не нарушает интересы и права несовершеннолетнего.

К обстоятельствам, свидетельствующим о несоблюдении интересов ребенка, могут быть отнесены: отсутствие постоянного места жительства (либо должного уровня санитарно-бытовых условий в жилом помещении) или работы, серьезное психическое заболевание, асоциальный образ жизни родителя и т.д.

Если разумного компромисса в вопросе о месте проживания ребенка достичь не удается, решить проблему поможет только суд.

Судимся правильно

Исковое заявление, за некоторыми исключениями, подается в районный суд по месту проживания ответчика. В тексте документа необходимо как можно более подробно и аргументированно выразить свою позицию, подкрепив заявленные требования письменными доказательствами преимуществ, которые получит ребенок в случае совместного проживания с истцом.

Что важно для суда? Готовим доказательства

Суд при вынесении решения руководствуется интересами ребенка и принимает во внимание следующие обстоятельства:

  • характеристики социального поведения родителей;
  • морально-психологическую обстановку в месте проживания каждого из родителей;
  • факты привлечения родителей к административной, уголовной ответственности, наличие судимости;
  • состояние психического и физического здоровья родителей;
  • материальное положение;
  • степень привязанности ребенка к каждому из родителей и родственникам, проживающим совместно с ним;
  • удаленность от места проживания каждого из родителей социальных, учебных, спортивных учреждений, кружков, которые посещает ребенок
    и т.д.

Поэтому, в качестве доказательств, в суд могут быть представлены:

  • свидетельство о праве собственности на квартиру, дом;
  • справки о доходах;
  • характеристики от соседей, с места работы;
  • заключение психолога, содержащее профессиональную оценку степени привязанности ребенка к родителям;
  • показания родственников и знакомых, тесно контактирующих с членами данной семьи
    и прочее.

Заявление с прилагаемыми документами и копиями в количестве, равном числу участников по делу, подается в суд лично либо посредством почтовой связи – заказным письмом с описью вложения.

Обратите внимание: каждое отдельно взятое обстоятельство, в том числе из вышеперечисленных, не является определяющим при решении вопроса об определении места жительства ребенка. Все приведенные сторонами доводы оцениваются в совокупности.

К примеру, широко распространенное мнение о том, что материальное превосходство одного из родителей является достаточным основанием для решения судебного спора в его пользу, является ошибочным. Аналогично и с фактом судимости, который сам по себе не является определяющим.

Кроме того, важную роль в разбирательстве играют органы опеки, которые по факту осмотра мест проживания родителей и по итогам проводимых бесед, составляют соответствующие заключения и передают в суд.

Обязательно ли присутствовать и как вести себя в суде?

Отсутствие на судебном заседании без уважительных причин расценивается как безразличие к судьбе ребенка. Субъективное мнение, сложившееся из личного общения с родителями, оказывает существенное влияние на окончательное решение суда. Поэтому крайне важно не только лично присутствовать в суде, но и выбрать правильную линию поведения.

Следует избегать на заседании любых словесных перепалок с оппонентом, говорить только по существу, подкрепляя свою позицию неопровержимыми доказательствами. Не стоит акцентировать внимание суда на более широких по сравнению с оппонентом материальных возможностях, так как данное обстоятельство имеет определяющее значение только при прочих равных условиях.

«Дискриминация отцов в судебной практике»: миф или реальность?

Мать и отец имеют равные права. Но анализ судебной практики говорит об обратном. Отцу оставляют детей крайне редко, и эти случаи, как правило, связаны с анти-социальным образом жизни матери, фактами причинения физического вреда детям, ненадлежащем уходе за малолетними.

Следует отметить, что кроме ситуаций, когда проживание с отцом является более целесообразным, предостаточно. Даже когда речь идет о причинении только морального вреда со стороны матери, суд должен рассматривать этот факт как основание для оставления ребенка с отцом.

В любом случае, за свои права и интересы ребенка стоит бороться. Хорошо продуманные действия, скрупулезная предварительная подготовка вкупе с надежным правовым сопровождением очень часто приводят к желаемому результату.

Можно ли изменить решение суда?

Решение суда можно не только обжаловать в вышестоящие инстанции, но и изменить в любое время, вплоть до достижения ребенком 18 лет. Если жизненные обстоятельства кардинально изменились, «склонив чашу весов» в пользу другого родителя, он имеет право подать судебный иск об изменении места жительства ребенка, представив суду соответствующие доказательства.

Важно: рассчитывать на удовлетворение иска стоит только в том случае, если изменения существенны и носят длительный характер.

Рассмотрение судами дел об определении места жительства детей при раздельном проживании родителей

Как указано в п. 1 ст. 9 Конвенции о правах ребенка, государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Названное определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ при раздельном проживании родителей место жительства несовершеннолетних детей определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения спор между родителями о месте жительства детей может быть разрешен судом по требованию любого из них.

В силу положений ст.ст. 57, 61 и 65 СК РФ при разрешении спора между родителями об определении места жительства несовершеннолетних детей суд должен исходить из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении своих детей, а также из интересов несовершеннолетних и обязательно учитывать мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам.

В п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 с учетом положений п. 3 ст. 65 СК РФ разъяснено, какие обстоятельства необходимо учитывать при разрешении спора об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка. К таким обстоятельствам относятся: привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам; возраст ребенка; нравственные и иные личные качества родителей; отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности, режима работы родителей, их материального и семейного положения, состояния здоровья родителей); другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей. При этом в постановлении Пленума особо подчеркнуто, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не может являться безусловным основанием для удовлетворения требования этого родителя об определении места жительства ребенка с ним.

Судебная практика рассмотрения данных споров свидетельствует о том, что в большинстве случаев место жительства детей определяется с их матерью. Между тем ряд судов отметили, что в последние годы возрастает число случаев, когда место жительства ребенка определяется с его отцом. На такую тенденцию, в частности, указали Верховный Суд Республики Коми, Пермский краевой суд, Волгоградский и Ярославский областные суды.

При определении места жительства ребенка суды в основном правильно применяли п. 3 ст. 65 СК РФ, учитывая обстоятельства, указанные в данной норме, а также иные обстоятельства, влияющие на правильное разрешение этих споров, такие как: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности; наличие судимости; состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах; климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска (например, по одному из дел, рассмотренных районным судом Челябинской области, было установлено, что доводы истца об определении места жительства сына с ним были связаны с получением пенсии на сына-инвалида).

В целях всестороннего исследования всех обстоятельств дела судами запрашивались, в частности, характеристики на родителей из ИЦ (информационный центр) УВД, наркологических и психоневрологических диспансеров, вытрезвителей, от участковых инспекторов.

В случаях когда установление тех или иных обстоятельств требовало специальных знаний, судами назначались экспертизы для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из родителей, выявления психологических особенностей каждого из родителей и ребенка, для психологического анализа ситуации в целом (семейного конфликта), определения наличия или отсутствия психологического влияния на ребенка со стороны одного из родителей. В этих целях судами, в частности, назначались судебно-психологические, судебно-психиатрические, а также комплексные судебные экспертизы (психолого-психиатрические, психолого-педагогические, психолого-валеологические, социально-психологические).

Кроме того, при рассмотрении дел данной категории к участию в деле в качестве специалистов привлекались: инспекторы по делам несовершеннолетних; специалисты органов управления образованием; специалисты по охране прав детства; педагоги (классные руководители); педагоги-психологи; социальные педагоги; врачи — психологи-диагносты, психиатры и врачи иных специальностей.

Обобщение судебной практики позволяет сделать вывод о том, что, как правило, большая материальная обеспеченность того или иного родителя, занимаемая им должность, социальное положение в обществе не являлись определяющими факторами, исходя их которых суды решали вопрос об определении места жительства ребенка. Решения принимались судами с учетом всех юридически значимых обстоятельств и в первую очередь исходя из интересов детей.

Более того, имели место случаи, когда один из родителей обосновывал свои требования только более высоким уровнем материальной обеспеченности, а суд, отказывая ему в иске, в решении указывал, что это обстоятельство не является определяющим при разрешении спора данной категории.

Например, при рассмотрении Кежемским районным судом Красноярского края дела по иску И. к X. об определении места жительства несовершеннолетних детей ответчик (отец детей) указывал, что занимает руководящую должность, размер его дохода позволяет создать более комфортные материально-бытовые условия проживания детей, чем у матери детей, которая проживает в неблагоустроенной квартире, получает пособие по уходу за ребенком, не имея иного дохода. Удовлетворяя требования истца, Кежемский районный суд указал в решении, что преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для отказа в удовлетворении требований другого родителя при наличии иных равных условий. При вынесении решения суд исходил из интересов детей, а именно, из их привязанности к матери в силу малолетнего возраста, создания матерью условий для воспитания и содержания детей, факта постоянного проживания детей с матерью с рождения, положительных характеристик истца. При этом суд указал в мотивировочной части решения на то, что стороны имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей, в связи с чем ответчик вправе предоставлять детям материальное содержание помимо выплаты алиментов на их содержание.

Между тем выявлены единичные случаи, когда место жительства ребенка суд определял с тем из родителей, который был более материально обеспечен, не учитывая при этом иные обстоятельства, в том числе и интересы ребенка.

Так, по делу по иску Д. (отца ребенка) к А. (матери ребенка) Нефтекамский городской суд определил место жительства ребенка с отцом, указав, что А. не имеет собственного жилья, квартира, в которой она проживает с ребенком, находится во временном ее пользовании. При этом суд учел, что в новой семье истца проживают мальчики примерно одинакового возраста с его сыном, а мать мальчиков — нынешняя жена истца — также считает целесообразным проживание сына истца в их семье. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан названное решение суда отменено, по делу принято новое решение, место жительства несовершеннолетнего определено с матерью. Кассационная инстанция указала, что установленные судом обстоятельства в виде наличия у отца большей материальной обеспеченности не могут служить основанием для определения места жительства несовершеннолетнего с отцом. Ребенок постоянно проживает с матерью, ответчик не препятствует общению сына с новой семьей истца. По результатам психологического заключения авторитетом для ребенка является мать, а с отцом нравится гулять, каких-либо исключительных обстоятельств, при которых ребенок должен быть разлучен с матерью, не имеется. Оснований для изменения места жительства ребенка, его сложившегося жизненного уклада и нарушения ставшего для него привычным образа жизни судебная коллегия не усмотрела.

Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя были удовлетворены исковые требования К. (отца детей) к X. (матери детей): место жительства несовершеннолетнего сына определено с отцом. При этом суд фактически исходил из того, что у отца имеется в собственности жилой дом в г. Ставрополе, а мать ребенка проживает у родственников в Красногвардейском районе, т.е. материально-бытовые условия у отца ребенка значительно лучше. Кассационная инстанция отменила указанное решение, постановив новое решение об отказе в иске. Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда приняла во внимание заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы о том, что отношения между матерью, дочерью и сыном теплые, доверительные, дружественные, сын больше привязан к матери и сестре, самостоятельно высказывает желание жить с ними. Таким образом, с учетом требований п. 3 ст. 65 СК РФ судебная коллегия пришла к выводу о том, что решение суда первой инстанции принято без учета интересов ребенка.

В ряде случаев суды при вынесении решений по данной категории дел ограничиваются лишь общими фразами о том, что при определении места жительства ребенка учитываются его отношения с родителями, материальное положение родителей и иные обстоятельства, однако обстоятельства, в связи с которыми место жительства ребенка определяется с одним из родителей, в решении не конкретизируются. Как правило, это имеет место тогда, когда требование об определении места жительства ребенка заявляется совместно с требованием о расторжении брака и при условии признания ответчиком иска. Однако представляется, что и в данном случае решение суда в части определения места жительства ребенка должно быть мотивировано, т.е. указано, почему отдается предпочтение одному из родителей, соответствует ли это интересам ребенка (ст. 24 СК РФ).

Выяснение мнения ребенка. Согласно ст. 12 Конвенции о правах ребенка ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Как указано в ст. 57 СК РФ, ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных ст.ст. 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145 СК РФ, органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет.

Обобщение судебной практики показало, что названные требования международного и российского законодательства при рассмотрении дел об определении места жительства ребенка при раздельном проживании родителей судами в большинстве случаев исполняются.

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявлялось также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних, в ходе проведения амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы либо диагностического обследования в центрах психолого-медико-социального сопровождения, диагностики и консультирования детей и подростков.

Несовершеннолетние дети, достигшие возраста десяти лет, опрашивались также непосредственно судом в судебном заседании. Такой опрос производился в присутствии социального педагога либо классного руководителя, эксперта-психолога.

Между тем следует обратить внимание, что в протоколах судебных заседаний не всегда содержится информация о том, в присутствии каких лиц производился такой опрос. Так, в частности, Верховный Суд Республики Коми в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что в протоколах судебных заседаний судами не всегда отражаются сведения о присутствии педагога при опросе, а данные о том, удаляются ли из зала судебного заседания при опросе ребенка заинтересованные лица, в протоколах и вовсе содержатся редко.

В ходе изучения судебной практики выявлены случаи, когда суд в нарушение действующего российского и международного законодательства выносил решение, не выясняя мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, о том, с кем из родителей он хочет проживать.

Так, Юсьвинским районным судом Пермского края было вынесено решение об определении места жительства двенадцатилетнего ребенка, при этом его мнение по данному вопросу не выяснялось ни органом опеки и попечительства, ни судом, решение суда не мотивировано.

Кроме того, обобщение судебной практики показало, что суды, как правило, не выясняют мнение детей тогда, когда в суде родители заключают мировое соглашение о месте проживания ребенка. Тем самым не выполняются требования ст. 57 СК РФ.

Например, определением судьи Центрального районного суда г. Новосибирска по делу по иску П. к X. было утверждено мировое соглашение между родителями несовершеннолетних детей, которым место жительства тринадцатилетней дочери определено с матерью, а место жительства семилетнего сына — с отцом. При этом мнение несовершеннолетней девочки по данному вопросу судом не выяснялось.

Аналогичные случаи имели место, в частности, в районных (городских) судах Оренбургской, Волгоградской, Нижегородской областей.

В некоторых случаях, когда мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, выявлялось органом опеки и попечительства и на данное обстоятельство имелось указание в заключении названного органа, в материалах дела в то же время отсутствовали сведения о том, кем конкретно из представителей органа опеки и попечительства, когда и при каких обстоятельствах это мнение ребенка было выяснено.

Такая ситуация имела место при разрешении спора Гурьевским районным судом Калининградской области по иску К. (отца ребенка) к X. (матери ребенка) об определении места жительства несовершеннолетнего (1996 года рождения). Судом было принято решение об удовлетворении иска и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка вместе с отцом с учетом признания иска ответчиком и заключения органа опеки и попечительства, согласно которому, исходя из результатов обследования жилищных условий сторон, а также мнения самого несовершеннолетнего, изъявившего желание проживать с отцом, определение места жительства ребенка с отцом будет соответствовать его интересам. Вместе с тем согласно справке Калининградского областного суда по материалам обобщения судебной практики ни из актов обследования условий жизни, ни из актов посещения ребенка не следует, что представителем органа опеки и попечительства выяснялось мнение ребенка. Каких-либо пояснений по данным обстоятельствам в протоколе судебного заседания также не содержится, в связи с чем, как указал Калининградский областной суд, обоснованность заключения органа опеки и попечительства со ссылкой на мнение ребенка, по существу, ничем не подтверждена. Таким образом, есть основания полагать, что имело место нарушение требований ст. 57 СК РФ.

При учете мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, судами выяснялось, не является ли мнение ребенка следствием воздействия на него одного из родителей или других заинтересованных лиц, осознает ли ребенок свои собственные интересы при выражении этого мнения и как он его обосновывает. С учетом установленных обстоятельств мнение ребенка не всегда являлось определяющим при принятии решения судом.

Так, Новочеркасским городским судом Ростовской области при рассмотрении спора об определении места жительства ребенка было выяснено мнение несовершеннолетней (1998 года рождения), которая пояснила, что хотела бы проживать с матерью. Между тем место жительства несовершеннолетней судом определено с отцом. Исследовав обстоятельства дела, суд пришел к выводу о том, что мнение несовершеннолетней противоречит ее интересам, так как желание проживать с матерью обусловлено отсутствием контроля за ней со стороны матери, поскольку предоставленная матерью свобода в поведении дочери фактически граничит с полной безнадзорностью ребенка, что может в дальнейшем привести к ее асоциальному поведению, случаи которого уже имели место: во время проживания с матерью установлены факты краж сотовых телефонов, совершенных несовершеннолетней в школе. Суд также установил, что матерью не созданы надлежащие условия для проживания ребенка: девочка не имеет спального места, у нее нет места приготовления уроков. Вынося указанное решение, суд также принял во внимание подростковый возраст девочки и счел крайне важным, чтобы несовершеннолетняя получала заботу и должный контроль, который ей не может обеспечить мать в силу своей занятости на работе и сложившейся в семье ситуации.

Анализ судебной практики и материалов по ее обобщению показывает, что мнение ребенка по спорам, связанным с воспитанием детей, выясняется судами во многих случаях опосредованно, т.е. через заключение органа опеки и попечительства, что не согласуется с нормами ст. 12 Конвенции о правах ребенка и ст. 57 СК РФ о праве ребенка выражать свое мнение при решении любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства.

Кроме того, опосредованное выяснение мнения ребенка нарушает требование ст. 67 ГПК РФ о непосредственном исследовании судом имеющихся в деле доказательств (в частности, сведений о фактах, полученных из объяснений сторон).

Необходимо обратить внимание судов также на следующие обстоятельства.

Исходя из приведенных положений норм международного права и ст. 57 СК РФ, в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» разъясняется, что если при разрешении спора, связанного с воспитанием ребенка, судом будет признано необходимым опросить ребенка в судебном заседании в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу, то следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде.

В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» правовая позиция Верховного Суда РФ по вопросу о вызове и опросе в судебном заседании ребенка изложена иначе. В ней с учетом положений Конвенции о правах ребенка и ст. 57 СК РФ по-другому расставлены акценты в отношении обстоятельств, которыми суду следует руководствоваться при решении данного вопроса. Прежде всего судье следует исходить из права ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего его интересы. И лишь затем, и только при наличии оснований полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное воздействие, судья выясняет по этому поводу мнение органа опеки и попечительства.

Аналогичным образом следует решать вопрос о необходимости вызова ребенка в судебное заседание при рассмотрении судами всех споров, связанных с воспитанием детей.

Резолютивная часть решения суда. Обобщение судебной практики показало, что в тех случаях, когда ребенок на время рассмотрения дела проживал с одним из родителей, а решением суда его место жительства определено с другим родителем, суды, как правило, в резолютивной части решения не указывали на обязанность родителя, с которым ребенок проживает, передать его другому родителю.

В основном такая обязанность возлагалась, если одновременно с требованием об определении места жительства заявлялось и требование о передаче ребенка.

Исходя из анализа судебной практики, у судов отсутствует единообразие в том, что конкретно должно быть указано по данному вопросу в резолютивной части решения. Так, в частности, в тех случаях, когда такое требование заявлялось, суды, как правило, обязывали родителя, с которым ребенок проживал на время разрешения спора, передать ребенка на воспитание другому родителю, с которым определено место жительства ребенка. Между тем встречались и иные формулировки, в частности «обязать родителя передать ребенка другому родителю», «обязать родителя вернуть ребенка другому родителю».

При этом ряд судов полагают, что если требование о передаче ребенка не заявляется, то суд не вправе выйти за пределы исковых требований и решить этот вопрос по своей инициативе. Такой позиции, в частности, придерживается Красногорский районный суд г. Каменска-Уральского Свердловской области и обосновывает ее тем, что суд при вынесении решения должен руководствоваться требованиями ч. 3 ст. 196 ГПК РФ, устанавливающей принятие судом решения по заявленным истцом требованиям. Данная норма предусматривает возможность суда выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом, однако применительно к определению места жительства ребенка, как полагает Красногорский районный суд г. Каменска-Уральского, суд не вправе выходить за пределы заявленных требований, поскольку такой случай не предусмотрен федеральным законом.

Аналогичное мнение по указанному вопросу высказано и рядом других судов Свердловской области.

Некоторые суды (в частности, Псковский, Архангельский, Пензенский и Брянский областные суды) полагают, что в данной ситуации в резолютивной части решения суда следует указывать на обязанность родителя, с которым ребенок фактически проживает, передать его другому родителю на воспитание (Псковский областной суд считает, что надо указывать «передать ребенка другому родителю»). Это обосновывается необходимостью исключения всяких сомнений и неясностей при исполнении судебного решения.

При решении данного вопроса следует руководствоваться следующим.

Исходя из принципа равенства родительских прав и обязанностей, раздельно проживающие родители в равной мере могут претендовать на общение с ребенком, на участие в его воспитании (ст.ст. 61, 63 СК РФ). Определение места жительства ребенка с одним из родителей может весьма существенно повлиять на объем осуществления родительских прав тем из родителей, с которым остался проживать ребенок. Следовательно, поскольку решением суда определяется место жительства ребенка с учетом, прежде всего, того, кто из них имеет возможность создать лучшие условия для воспитания и развития ребенка, то в решении следует указывать и на обязанность родителя передать ребенка тому родителю, с которым определено место жительства ребенка.

Кроме того, указание в резолютивной части решения на обязанность передачи ребенка другому родителю будет направлено на своевременную защиту прав несовершеннолетних детей и позволит избежать неясности в исполнении решения суда, поскольку согласно информации, полученной из ряда судов, отсутствие такого указания впоследствии приводит к обращению судебных приставов-исполнителей в суд с заявлениями о разъяснении судебного решения.

Так, в частности, Верховный Суд Республики Бурятия в справке по материалам обобщения судебной практики отметил, что отсутствие в резолютивной части решения Северобайкальского городского суда по делу по иску X. к А. об определении места жительства ребенка указания на обязанность одного родителя передать ребенка другому родителю повлекло обращение в суд судебного пристава-исполнителя с заявлением о разъяснении решения. Суд, разъясняя решение, обязал отца передать ребенка матери, с которой было определено его место жительства по решению суда.

Анализ судебной практики по делам, связанным с расторжением брака, показывает, что наибольшую сложность вызывают дела, где между супругами есть спор о детях. Причем данные разногласия могут длиться не только в рамках бракоразводного процесса, но и после официальной регистрации расторжения брака.

Как определяется место жительства ребенка

Согласно действующему законодательству каждый из родителей имеет равные права на воспитание общих детей. Но во многих жизненных ситуациях права одного из них несколько сокращаются, так как ребенок в таком случае проживает только с одним из них.

Законодательство предусматривает два варианта определения родителями порядка места жительства ребенка:

  • Внесудебный – когда родители самостоятельно определяют, где будет жить ребенок. Данное решение оформляется в виде письменного соглашения и подлежит обязательному нотариальному заверению.
  • Судебный – место жительства ребенка определяется судом на основании искового заявления одного из родителей.

Из сложившейся судебной практики по данным делам видно, что чаще всего вопрос об определении места жительства ребенка рассматривается судами в рамках бракоразводных процессов. Но данный спор может быть рассмотрен и после расторжения брака, а также в случаях, когда брак официально не расторгнут, но супруги совместно не проживают.

Опыт показывает, что место жительства ребенка в большинстве случаев определяется в судебном порядке, а не по соглашению сторон. Правом на обращение в суд обладает любой родитель, не лишенный родительских прав, проживающий отдельно от ребенка.

Обстоятельства, учитываемые судом

Порядок рассмотрения подобных споров четко регламентирован Семейным кодексом РФ. Кроме того, отдельные моменты уточнены и разъяснены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ №10 от 27.05.1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».

При рассмотрении данных споров суд исходит из интересов ребенка, поэтому истец должен доказать все обстоятельства, которые подтвердят необходимость и важность проживания ребенка именно с ним.

Суд учитывает следующие обстоятельства:

  • Возраст ребенка и его мнение;
  • Привязанность ребенка к каждому из родителей, а также братьям и сестрам.
  • Нравственные и личные качества каждого из родителей;
  • Отношения между родителями и ребенком;
  • Возможности каждого из родителей по созданию благоприятной обстановки для воспитания и развития ребенка.
  • Иные обстоятельства, которые характеризуют условия проживания в месте жительства каждого из родителей.

Данные обстоятельства доказываются не только истцом, но и данными государственных органов. Согласно требованиям действующего законодательства, все судебные споры о несовершеннолетних проходят с обязательным участием органов опеки и попечительства. Именно данный орган представляет суду заключение о возможности проживания ребенка с истцом. Суд обязан учесть данное заключение при вынесении решения, но не вправе основывать его только на данном документе.

Совет: заключения органов опеки часто носят спорный характер, поэтому истцу имеет смысл найти свидетелей, которые смогут опровергнуть изложенные в заключении факты, если они носят не совсем достоверный характер.

В последнее время суды при определении места жительства ребенка все чаще стали назначать судебно-психологические экспертизы. Эксперты в таких случаях дают заключение о внутрисемейных отношениях, четко определяют привязанность ребенка к кому-либо из родителей и т.д. Опыт показывает, что именно экспертное заключение играет в большинстве случаев решающую роль при вынесении судом решения, определяющего место жительства несовершеннолетнего. К примеру, в суд обратился гражданин В. Истец просил суд определить место жительства его десятилетнего сына с ним. Из материалов дела следовало, что после расторжения брака родителей несовершеннолетний В. проживал с матерью. В рамках бракоразводного процесса был определен порядок общения ребенка с отцом: по восемь часов два раза в неделю. Истец сообщил суду, что в настоящее время им соблюдается указанный порядок общения, при этом он видит, что бывшая супруга практически не занимается воспитанием сына, а он готов создать все условия для положительного развития ребенка. По заключению органов опеки ребенку лучше проживать с матерью, так как у неё большая жилплощадь, она имеет больший материальный достаток, ребенок находится под постоянным присмотром няни. Однако по заключению комплексной социально-психологической экспертизы у ребенка более доверительные отношения с отцом, кроме того, между матерью и ребенком прослеживается определенная отчужденность. Во всех других основаниях и истец, и ответчица представили равные доказательства своих возможностей по воспитанию сына. Суд вынес решение в пользу истца, указав, что данное решение основывается на заключении психологической экспертизы.

Особо стоит отметить, что согласно Семейному Кодексу РФ суд должен учитывать мнение ребенка. Согласно ст. 57 СК РФ судом учитывается мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет. При этом практика судов последнего времени показывает, что суды соглашаются с мнением ребенка только в том случае, если оно совпадает с соответствующими выводами психологической экспертизы.

Совет: при обращении в суд с иском об определении места жительства ребенка истцу необходимо сразу ходатайствовать о назначении максимального количества судебно-психологических экспертиз, так как их заключения будут играть основную роль при вынесении решения.

При вынесении решения о месте жительства ребенка вторая сторона или органы опеки вправе ходатайствовать перед судом об определении порядка общения с ребенком. При этом на родителя, с кем проживает ребенок, возлагается обязанность обеспечить возможность второму родителю реализовать данный порядок.

Одновременно с определением места жительства ребенка могут быть заявлены требования об установлении алиментов на его содержание. Как показывает практика, в большинстве случаев, если спор о месте жительства ребенка возникает после расторжения брака, истец либо отказывается от алиментов, либо ходатайствует об установлении размера алиментов в твердой сумме.

Рассмотрение судами дел по определению места жительства ребенка в последнее время значительно меняет мнение о том, что ребенок должен проживать только с матерью. Судебная практика показывает, что более четверти решений выносится в пользу отцов. Таким образом суды стали ломать привычные стереотипы, и по данным органов опеки это положительно складывается на воспитании несовершеннолетних.

Споры об установлении места жительства ребенка представляют собой довольно сложные с юридической точки зрения дела. Сложность подобных дел заключается в том, что большинство доказательств по данным делам носят оценочный характер, и истцу необходимо не только представить суду доказательства, но и убедить суд в своих силах и возможностях правильно воспитать ребенка.

Определенную сложность представляет и тот факт, что часто данные дела рассматриваются одновременно с другими делами, вытекающими из семейных отношений или спорами, связанными с воспитанием детей.

Источники: http://www.gestion.ru/news/articles/bitva-za-detey-opredelenie-mesta-zhitelstva-rebenka/, http://base.garant.ru/70136426/8b7b3c1c76e91f88d33c08b3736aa67a/, http://sudebnayapraktika.ru/semejnye-voprosy/opredelenie-mesta-zhitelstva-rebenka.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *