Как скрыться от суда

В данной статье пойдет речь о людях, которые намеренно уклоняются от судебного производства. Многие люди думают, что это простая неявка в судебную инстанции, но это совершенно два разных понятия. Чтобы наиболее точно понять всю суть, необходимо сформулировать нюансы нарушения закона. Точная формулировка предусмотрена Уголовным кодексом Российской Федерации. Это действия человека, который намеренно уклоняется от реального наказания со стороны закона. К этим правонарушениям можно отнести смену личных данных, смену места прописки, видоизменение с помощью пластической операции своей внешности и тому подобное.

Многие считают смену фактического места жительства или смену рабочего места также уклонением, но это далеко не так. Если человек делал это не для того, чтобы уклониться от правосудия, то такие действия полностью разрешены. Но если органы правосудия полностью признали, что все действия нарушителя были направлены на уклонение от реальной ответственности за содеянное, то такие действия могут быть наказаны.

Действия, который направлены на уклонение от органов правосудия, могут быть совершены только после того, как судебное производство начало необходимые действия, уже процессуального характера. Это обвинение или вынесение официального вердикта. Если в этом случае человек намеренно уклоняется от действия законодательства, то именно это считается правонарушением.

Но существует такое понятие, как срок давности. Кроме того, Российским законодательством предусмотрены такие преступления, за которые необходимо понести ответственность, вне зависимости от времени. Этот срок может быть начат заново, как только человек, который уклонялся от ответственности, появился или даже был арестован. Ход давности при этом больше не имеет значения, и чаще всего человек понесет должное наказание. Кроме того, могут быть совершены действия, которые нарушают права самого нарушителя. Все это также требует рассмотрения со стороны Российского законодательства.

Существует даже понятие уголовный уклонист. Оно подробно рассмотрено в статье 78 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Редакция «Право.ru» поговорила с юристами об особенностях защиты доверителей по делам об экстрадиции, а также основных тенденциях в этих процессах. Эксперты рассказали, почему не стоит бежать от российских правоохранителей в Тайланд и какими качествами необходимо обладать адвокату, который хочет спасти своего клиента от выдачи в РФ. По некоторым вопросам мнения спикеров разошлись.

Европейская конвенция об экстрадиции 1957 года, которую подписала и Россия, не допускает выдачу лиц, обвиняемых в политических преступлениях. Кроме того, нельзя возвращать гражданина другому государству, если есть основания полагать, что в этой стране нарушаются права человека и обвиняемому может угрожать применение пыток. Именно на эти доводы любят ссылаться адвокаты граждан РФ, которые скрылись за границей от российских правоохранителей.

Когда надо бежать и на что может повлиять ваш адвокат

Обычно побег от уголовного преследования в России происходит в ситуации, когда человека вот-вот должны арестовать. И тогда приходится действовать быстро и решительно: многие просто оставляют все свои дела на Родине и покупают билет на ближайший рейс за границу. Именно так недавно поступил экс-глава «Вымплекома» Михаил Слободин. Однако просто сбежать за границу недостаточно. Ежегодно Генпрокуратура направляет свыше 300 запросов в другие страны, чтобы добиться экстрадиции россиян, которые скрываются от уголовного преследования на Родине. Так что «беглецу» придется доказывать иностранному суду, что в России его может ждать несправедливое разбирательство или даже пытки. О том, по каким правилам идет игра за свободу россиян в экстрадиционных процессах, «Право.ru» рассказали эксперты по таким делам.

Руслан Коблев, управляющий партнер АБ «Коблев и партнер ы», считает, что не самый правильный совет от адвоката – скрываться от следствия. Он предупреждает, что бросить все и уехать за границу – это неправильная стратегия: «Важно, чтобы дело на Родине продолжали вести российские адвокаты, которые занимаются экстрадиционными процесами». Защитникам важно с первого дня занять твердую и последовательную позицию, чтобы повысить вероятность на предоставление убежища своему клиенту и отказ РФ в его экстрадиции: «Нужно обжаловать решение о взятии под стражу, оспаривать сам факт возбуждения уголовного дела. Во всех этих документах стоит ссылаться на международные обязательства РФ, подкреплять их решениями ЕСПЧ, заявлять о необъективности следствия, требовать отвода следователя, который ведет дело вашего доверителя». Коблев говорит, что Британскому суду потребуются подробные доказательства политизированности и необъективности следствия: «Если представленные в суд процессуальные документы российских адвокатов не содержат такие утверждения, то судья из Великобритании логично может усомниться в этом факте».

Какими качествами необходимо обладать вашему защитнику

Многое в экстрадиционных процессах зависит от профессионализма адвоката, который ведет ваше дело. Как показывает практика, от него требуются порой самые неординарные качества, чтобы эфективно помочь своему доверителю. Защитники, участвующие в таких процессах, должны обладать набором специальных навыков.

Необходимо иметь контакты в самых неожиданных юрисдикциях и хорошо знать иностранные языки, подчеркивает управляющий партнер ЮК «CLC» Наталья Шатихина. Для российских юристов порой проблематично перестроиться на западный стандарт общения, когда надо быстро реагировать на переписку, готовить документы, осознавать разницу в правопонимании, добавляет юрист.

Дмитрий Гололобов*, приглашенный профессор университета Вестминстера, экс-глава правового управления НК «ЮКОС» и «ЮКОС-Москва», говорит, что работа совместно с западными юристами требует от российских специалистов не только знания основ европейского права и законов страны, куда «отбыл» клиент, но и нестандартного мышления. Он напоминает, что порой важно обеспечить защиту активов своего клиента от финансовых претензий на Западе. В связи с международным обменом информацией и всеобщей деофшоризацией это становится очень и очень сложно, констатирует Гололобов.

«Базовая» стратегия по представлению интересов «экономических беженцев» – это защита всеми допустимыми методами, чтобы затянуть движение дела и появление клиента на сайте Интерпола, считает Гололобов. Это даст возможность доверителю решить свои юридические проблемы в новой стране пребывания.

Распространенные ошибки бегущих от уголовного преследования

Сами бизнесмены, скрывающиеся от российских правоохранительных органов, могут создать себе лишние проблемы из-за своего неправильного поведения в такой ситуации. И тогда даже группе профессиональных адвокатов не удастся спасти своего доверителя от выдачи обратно на Родину. По статистике Национального центрального бюро Интерпола МВД России, в нашу страну ежегодно экстрадируют не менее 50 человек. Кроме этого, люди порой верят неверным стереотипам об экстрадиционных тонкостях, что в дальнейшем играет с ними «злую шутку».

Среди наших предпринимателей, которые обвиняются в экономических преступлениях, бытует ошибочное мнение, что из-за границы их не выдадут, отмечает Коблев: «Но практически все страны континентальной Европы экстрадируют россиян».

Слова Коблева подтверждает и Гололобов: «Олигархические» клиенты уверены, что западные суды обязаны понять их, мол, они совершенно «невиноваты», поскольку в России «все так делают». Экс-юрист «ЮКОСа» отмечает, что такие доверители еще и пытаются активно «управлять» свои делом: «Дёргают адвокатов, постоянно меняя их, потому что ищут «лучших». Выбирают между «политическим убежищем» и стремлением «договориться». Многие на этом теряют драгоценное время, что сильно ухудшает их позицию».

Например, человек уехал в Германию, местные правоохранители получают запрос от Интерпола, задерживают разыскиваемого и доставляют его в суд. Дальше, по сути, два варианта: гражданина могут арестовать либо отпустить под домашний арест или залог. Статистика не самая радужная: в 8 из 10 случаев сразу берут под стражу, отправляя человека в местную тюрьму», – утверждает Руслан Коблев.

Где скрываться от российского правосудия

Пожалуй, самый важный вопрос в теме экстрадиции, который волнует «беглецов», – куда уехать от уголовного преследования в России, чтобы тебя не вернули на Родину. Выбор юрисдикции при «побеге» зависит от самых разных обстоятельств: начиная от материальных возможностей предпринимателя, заканчивая фактом наличия у него второго гражданства.

«До недавних пор подозреваемые/обвиняемые по уголовным делам из России предпочитали скрываться в иностранных государствах, где заранее приобрели недвижимость и имели счета в кредитных организациях», – рассказывает Сергей Токарев, адвокат КА «Кронверкская», бывший следователь по особо важным делам ГСУ СК при прокуратуре РФ. В первую очередь речь идет о европейских странах, продолжает юрист: «Дело не только в схожести менталитетов и комфорте. Выдача таких лиц совсем не производилась либо растягивалась на срок от полугода до пяти лет, когда порой уже истекал срок давности по привлечению к уголовной ответственности». Ситуация изменилась с середины 2000-х годов, когда Европа начала медленно, но верно таких людей выдавать России, говорит адвокат.

Опыт Павла Хлюстова, адвоката, партнера КА «Барщевский и партнеры», свидетельствует о том, что наиболее популярными странами для эмиграции бизнесменов являются Великобритания, Израиль, Франция и США: «Объяснение такого выбора простое – в перечисленных странах скептически относятся к российской уголовной юстиции». Но это не значит, что государства автоматически отказывают в выдаче российских коммерсантов, подчеркивает эксперт: «Напротив, от адвоката требуется собрать убедительные доказательства, подтверждающие правоту своего доверителя».

При выборе надежного убежища Андрей Гривцов, партнер адвокатского бюро «Забейда, Касаткина, Саушкин и партнеры», бывший следователь по особо важным делам ГСУ СК при прокуратуре РФ, советует рассматривать страны со сложившейся современной правовой системой. Государства вроде Таиланда, исходя из его практики, могут выдать задержанного России, даже минуя процедуры экстрадиции, предупреждает юрист: «Например, они могут это сделать в порядке депортации под надуманными основаниями». Утверждения адвоката подтверждает и официальная статистика Генпрокуратуры, так за последние пять лет Таиланд экстрадировал в Россию больше 30 человек.

Следственный опыт Гривцова был связан с двумя экстрадициями, в результате которых обвиняемых успешно выдали и осудили: «От следователя требовалось лишь организовать перевод документов и представить их в генеральную прокуратуру, чтобы передать в другое государство».

Кроме вышеперечисленных стран, «беглецы» нередко выбирают местом убежища Польшу, Швецию или Японию, добавляет управляющий партнер чикагской Law Office of Fedor Kozlov & Associates Федор Козлов. Он объясняет такой выбор особенностями законодательств иностранных государств: «Например, Польша обеспечивает более надежную схему защиты от экстрадиции: вопрос о выдаче коммерсанта сначала рассматривается прокуратурой, которая может отклонить просьбу об экстрадиции, посчитав предпринимателя жертвой репрессий. На следующем этапе дело передается в суд, и принятое им решение об отказе в выдаче уже не может оспорить даже глава Минюста. Если же польская Фемида одобряет экстрадицию беглеца, то министр юстиции обретает право самостоятельно решать его судьбу. Глава ведомства может руководствоваться в своих действиях и неправовыми критериями оценки ситуации (учесть уровень демократичности политического строя страны, которая требует экстрадиции или качество соблюдения в ней прав человека)». Более распространенная схема, но не менее надежная – в Израиле. Она исключает из себя Министерство юстиции и представляет собой трехступенчатую процедуру лишь с участием прокуратуры и судебных органов: сначала обоснованность обвинений в адрес беглеца рассматривает международный отдел Генпрокуратуры, затем его дело передается в Иерусалимский краевой суд, решение которого можно оспорить в Верховном суде. За счет этого скрывающийся от российских властей предприниматель получает дополнительные гарантии собственной безопасности. По данным Генпрокуратуры, в этой стране сейчас скрывается не менее 50 человек от уголовного преследования в России.

Высокий процент отказов в Австрии, хотя логику правоохранителей оттуда порой понять сложно, говорит Коблев: «У нас было три экстрадиционных процесса в этой стране, и они сложились совершенно по-разному».

Токарев полагает, что «бегуны» предпочитают скрываться и в тех странах, с которыми у России нет соглашений о международно-правовой помощи в сфере уголовного преследования, например, Белиз. Эта страна просто откажет российским правоохранителям во всех случаях по экстрадиции, ссылаясь на отсутствие заключенных соглашений.

«Убежище» обычно выбирают по двум принципам: 1) Страны, из которых затруднена экстрадиция – в первую очередь, это Великобритания. 2) Государства, где у людей собственность или активы: чаще всего Швейцария, Монако, Франция или США», –резюмирует Шатихина.

Откуда выдачи нет – Великобритания

Все спикеры признают, что чемпионом по отказам является Великобритания. В 99% случаях из Великобритании вас не выдадут. Гололобов называет эту страну «почти несокрушимым юридическим бастионом». Коблев объясняет это в том числе и тем, что прецедентная система права не сковывает судью процессуальными рамками: «Британский судья, когда к нему доставляют задержанного иностранца, выясняет законность его нахождения в стране и возможность внесения залога. Как правило, в ходе рассмотрения запроса об экстрадиции применяется эта мера или домашний арест». Но самым главным преимуществом британского суда является то, что он вникает в суть предъявленного обвинения и его доказанность, отмечает Коблев .

Даже если у вас есть вид на жительство или счета в стране континентальной Европы, то все равно лучше выехать в Великобританию. Его наличие в таком случае даже может создать дополнительные сложности человеку, предупреждает Коблев: «Если у суда возникнет подозрение о том, что россиянин въехал в Великобританию только с целью скрыться от экстрадиции, он может отказать в рассмотрении дела. Суд сошлется на то, что оно должно рассматриваться в государстве ЕС, предоставившем вид на жительство . Тогда человека могут депортировать со ссылкой на демократичность судебной системы этой страны ЕС».

Виза инвестора позволяет получить вид на жительство и гражданство Великобритании выходцам из государств, не входящих в Евросоюз, за достаточно короткие сроки. Россиянину с инвест-визой можно не обращаться с запросом на убежище, так как он уже имеет основания для легального проживания на территории страны. Хотя, ее приобретение в Соединенном Королевстве вовсе на дает предпринимателю иммунитета от преследования со стороны «родной» правоохранительной системы. Бизнесмен в любом случае будет вынужден доказать британскому суду, что в его случае экстрадиция невозможна. Визу инвестора можно получить и с арестованными активами, если ограничения наложены на использование капиталов, размещенных вне юрисдикции Великобритании и ЕС. Средства, которые вы на нее потратите, должны находиться на счетах, зарегистрированных в Соединенном Королевстве или на территории ЕС (прим. ред.такое положение появилось с 2012 года).

Что влияет на решение о предоставлении убежища и отказе в экстрадиции

В течение последних 10 лет британские судьи отвергали просьбы об экстрадиции в Россию, мотивируя это плохими условиями в российской тюрьме. Переломной точкой стало решение судьи Говарда Риддла, который рассматривал просьбу о выдаче в Россию гражданина Украины Игоря Кононко. Его обвиняли в мошенничестве и подлоге по делу казахстанского банка БТА. Британский судья отказал в выдаче Кононко, но принял обязательства России относительно условий содержания в местах лишения свободы, отмечает Financial Times. Риддл в своем решении указал, что условия в российских тюрьмах остаются «всерьез проблематичными», но «были предприняты усилия для их улучшения». Такой вывод он сделал на основе допроса английского эксперта, который посещал российские СИЗО. Так что теперь адвокатам надо будет искать дополнительные доводы, чтобы не допустить экстрадиции своих доверителей в Россию.

До 2016 года россияне, чтобы избежать экстрадиции, апеллировали чаще всего к «невыносимым условиям содержания в тюрьмах и следственных изоляторах РФ», подтверждает Козлов. Теперь большинство беглецов, по его словам, использует в британском суде такой аргумент, как «отсутствие шансов на проведение справедливого судебного разбирательства на Родине».

На позицию суда в большинстве случаев влияют как общие представления о сущности российской правоохранительной системы, так и материальные доказательства невиновности бизнесмена, отмечает руководитель уголовной практики юридической компании «BMS Law firm» Тимур Хутов. При этом аргументы первого типа (например, отсылки к ненадлежащим условиям пребывания в СИЗО) в европейских судах могут оказаться даже действеннее вторых, подчеркивает юрист.

Примером эффективного аргумента для британского суда может быть ссылка на систематическое несоблюдение российскими правоохранителями п. 1.1 ст. 108 УПК («Заключение под стражу»). Эта норма появилась в 2010 году по инициативе прошлого президента РФ Дмитрия Медведева. Она не позволяет заключать под стражу в качестве меры пресечения предпринимателя, которого подозревают или обвиняют в совершении экономических преступлений. Несмотря на такой запрет, российские судьи порой отправляют предпринимателей в СИЗО. Суд Соединенного Королевства может расценить такой факт как грубое нарушение запрета на арест на досудебных стадиях по преступлениям в сфере предпринимательской деятельности и отказать в экстрадиции. Кроме того, судьи в Великобритании принимают в виде доказательств письменные документы, показания свидетелей и специалистов, поясняет Коблев: «Совместно с британскими адвокатами, ведущими дело об экстрадиции, мы оформляем подобные показания в виде аффидевитов». Последний в англосаксонской юрисдикции представляет собой письменное показание или утверждение о факте, которое дается под присягой. Такой документ гарантирует, что свидетель не откажется от своих показаний в суде.

По словам Козлова, ограничения в отношении коммерсантов, потенциально подлежащих экстрадиции, в большинстве стран минимальны. Чаще всего им просто временно запрещают покидать пределы страны пребывания, а в некоторых государствах ЕС (прим. ред.например, в Чехии) отсутствует даже и этот барьер.

Влияние внешней политики и «основная тенденция»

По словам Токарева, несмотря на наличие международно-правового соглашения у России с Украиной, последняя сейчас является надежным убежищем для беглых россиян из-за сложившейся политической ситуации, подчеркивает адвокат: «Количество лиц, скрывающихся от уголовного преследования на территории бывшей республики СССР, стремительно растет с 2014 года».

Козлов считает, что внешнеполитическая конъюнктура влияет на судьбы российских бизнесменов, скрывающихся за границей, достаточно избирательно. Он признает, что украинский кризис сделал эту страну «безопасной гаванью» для беглых коммерсантов, но уточняет: «Власти Украины по-прежнему выдают России представителей криминалитета. Они отказывают в экстрадиции предпринимателей и граждан, обвиняемых по «политическим» статьям». В то же время ряд стран Европы, например Австрия, смягчили свою позицию. Они начали выдавать бизнесменов, которым, помимо прочего, вменялось в вину совершение насильственных преступлений. Аналогичную позицию, несмотря на участие России в сирийском конфликте, заняли отдельные страны Ближнего Востока, в частности ОАЭ, говорит юрист.

Шатихина тоже заметила влияние на процессы экстрадиции от охлаждения в межгосударственных взаимоотношениях: «Раньше были межведомственные связи между МВД Финляндии и Петербурга, когда практиковалось административное выдворение человека до границы, после чего гражданина передавали нашим правоохранителям. В последние годы о такой практике не слышно».

Иной позиции придерживается Гривцов, который считает, что внешполитические условия глобально не повлияли на ситуацию: «Во всяком случае, моя личная статистика отказов в выдаче по европейским странам не изменилась». Он лишь подтверждает, что несколько поменялась тактика защиты со стороны местных адвокатов: «Защитники теперь делают больший упор на политические основания уголовного преследования обвиняемых или плохие условия содержания под стражей».

Гололобов предупреждает о том, что британские суды «очень легко разбираются с финансовыми претензиями к «новым англичанам», арестовывая их активы по всему миру». По его словам, никакое политическое убежище и отказ в экстрадиции от них не спасает: «Перенос акцентов преследования беженцев с потенциально неудачных «уголовных» экстрадиций к чисто экономическому преследованию, от которого очень тяжело защитится, и есть очень четкая тенденция последних лет».

Тем не менее, как подчеркивает Коблев, арест активов, заморозка счетов и ограничение ежемесячных трат происходит по арбитражным процессам, и их не стоит путать с уголовным преследованием.

*в соответствии с новыми правилами поведения адвокатов в Интернете Дмитрий Гололобов высказал свое частное мнение по указанным вопросам.

Сегодня поговорим о том, какое наказание ждет, если лицо уклоняется от следствия или суда. Стоит сразу же отметить, что это не неявка в суд, а нечто иное. Для начала определимся с формулировкой правонарушения. Уклонение от расследования и суда в уголовном законодательстве Российской Федерации прописано как намеренные действия, которые направлены правонарушителем на уклонение от реального уголовного срока или другой уголовной ответственности. Таковыми считаются: отказ от прописки, смена фамилии и других идентификационных данных, изменение своего внешнего вида при помощи пластической хирургии и т.д.

Однако, сам переезд на другое место жительства или изменение места работы, не сопровождающиеся при этом никакими другими специальными действиями, призванными уклониться от уголовного наказания, считать уклонением от суда и следствия нельзя.

Уклонение имеет место в том случае, когда следственные органы или судебная инстанция любого уровня уже реализовала нужные процессуальные действия (вынесла приговор, предъявила обвинение и т.д.), и тогда, когда правонарушитель скрывается от наказания, еще даже не будучи идентифицированным органами правопорядка.

Однако, даже весьма «успешное» уклонение от следствия и суда с течением времени не нейтрализует совершенное преступление, к примеру, умышленное причинение телесных повреждений и т.д. Ход срока давности возобновляется сразу после того, как скрывавшийся долгое или не очень долгое время преступник, задержан или появился с повинной на пороге органов правопорядка. При этом время, прошедшее до момента уклонения не аннулируется, а приплюсовывается ко времени, истекшему после задержания преступника или его сознательной сдачи в руки правоохранителей. Конечно, бывают и незаконные действия со стороны административных органов, но это уже совсем другая история, требующая разбирательств.

Таким образом, согласно третьей части статьи 78 УК, «уголовный уклонист» подлежит наказанию вне зависимости от длительности времени уклонения.

Источники: http://alljus.ru/ugolovnoe-pravo/lico-uklonyaetsya-ot-sledstviya-ili-suda.html, http://pravo.ru/story/view/134559/, http://iurist.su/lico-uklonyaetsya-ot-sledstviya-ili-suda/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *